Первую чайную на Урале открыли в Юсьве в начале XX века

Первая чайная на Урале появилась в Юсьве более века назад в доме местного крестьянина, который разбогател на золотых приисках.

Такое важное открытие сделала жительница Кудымкара Татьяна Нечаева когда собирала материал для книги

В начале года кудымкарская типография «Асфид» выпустила в свет третье издание книги Татьяны Нечаевой «Юсьва – родина моих предков».

Татьяна Павловна заинтересовалась историей своей семьи несколько лет назад, когда увидела фотографию начала прошлого века – группа людей на фоне полок с аптечными склянками.  По словам Татьяны, эту фотографию она увидела в августе 2011 года в Коми-Пермяцком краеведческом музее, где была вместе с тётей Нелли Вилесовой. Уже выходя из зала, женщины уловили знакомые родовые черты на старинном фото, выставленном в экспозиции музея. На обороте фото обнаружилась надпись «аптека Юсьвинской земской больницы, 1914 год. и указаны имена некоторых изображённых на снимке, в том числе Петра Вилесова – того самого мужчины, который явно был их родственником.

– А ведь это мой дед! – догадалась Нелли. А значит–прадед Татьяны.

ПЕРВАЯ ЧАЙНАЯ НА УРАЛЕ

После находки фото Татьяна Павловна решила составить своё родовое древо. Тётя Нелли поддержала её начинание. Родители Татьяны были потомками двух родов, представители которых оставили заметный след в истории Юсьвы, всего региона, трудились на славу Отечества. Чего стоит деятельность одного только Фёдора Боталова! Дом, построенный им в конце 19 века на деньги, заработанные на золотых приисках в Сибири – памятник культуры регионального значения и украшение Юсьвы. Не будучи формально купцом, Фёдор стал для Юсьвы местным Саввой Морозовым – в разное время был церковным старостой, жертвовал на храм, выделил часть дома под женскую церковно-учительскую школу, вместе с местными купцами настоял, чтоб земский тракт из Кудымкара в Усть-Пожву, который тогда строили, прошёл через Юсьву. Боталов с купцами возместили строительство мостов на нём. При содействии Фёдора Боталова и Петра Вилесова в 1984 году в доме Боталова как дополнение к публичной библиотеке открыли первую на Урале чайную, которая стала своеобразным обществом трезвости. По архивным источникам, в год её посетили 18000 человек. Фиксированной платы за чай не было – стояла кружка, в которую посетители опускали денег «сколько не жалко».

Историю трёх поколений по линии Боталовых записала мать Татьяны Клара Нечаева, которая с большой теплотой делилась воспоминаниями о тех. кого знала, слышала и видела.

– Страшно было браться, – говорит Татьяна, – так как никто не делился информацией из-за репрессий. Дело в том, что деда Татьяны – Андрея Саутина – расстреляли в 1937 году, обвинили в контрреволюционной деятельности в составе организации повстанцев. Место захоронения Андрея Саутина долго было неизвестно. 23 мая 2013 года Татьяна с матерью обнаружили его имя на плитах мемориала жертвам политических репрессий под Екатеринбургом на 12 километре Московского шоссе.

 

НАЧАЛА С ЗАГСА

Искать информацию о родне Татьяна Нечаева начала с 6 ноября 2013 года. Подняла в районном ЗАГСе метрические книги юсьвинских храмов, материалы окружного архива и Коми-Пермяцкого краеведческого музея, делала запросы в архивы и органы загс других регионов России, собирала по дальним родственникам сохранившиеся фотографии.

Историю рода Боталовых Татьяна Павловна изучила до двенадцатого колена – до предков, которые родились в 1660-х годах до ныне живущих потомков. Поколенная роспись рода Вилесовых сделана до девятого колена  и начинается с Григория Вилесова по прозвищу Гаха, который родился около 1726 года.

 

ФИНСКИЙ ЭКСПОНАТ

Отдельная история вышла с фотографией из книги финского учёного – лингвиста, финно-угроведа Юрьё Вихмана, сделанную в Юсьве.

В 2015 году Татьяне Нечаевой передали ксерокопию четырёх страниц с фотографией из книги на финском языке. На ксерокопии было тёмное фото, на котором лиц было не различить с подписью «Семья Вилесовых, у кого Юрьё Вихманн жил, изучая коми-пермяцкое наречие. Юсьва». Ниже на странице – приписка на финском – «Вилесов Григорий Васильевич – с. Юсьва, дом его сохранился, дочь его – Мария Саутина умерла».

Эту надпись Татьяна Нечаева с матерью сразу же поставили под сомнение. Не совпадал возраст хозяина, не по статусу были одеты люди на фото, да и место, где Юрье Вихманн сделал фото, скорее походило на чайную в доме Боталова.

Три месяца ушло, чтобы при помощи незнакомых людей в Перми, Сыктывкаре и Финляндии получить скан подлинника фото из Национального архива Финляндии и обработать его в фотосалоне.

Но после того как в руках родоведа оказалось заветное фото, вопросов только прибавилось. Очень уж похожи люди со снимка на предков Татьяны из рода Боталовых. Может быть, финский учёный ошибся? Ответ на эту загадку ещё предстоит получить.

Оказалось, что фото взято из книги  «Путевые заметки. Письма и дневниковые записи Юрьё и Юлии Вихманн во время научных поездок 1891–1906 гг» Заметки изданы в 1987 году под редакцией внучки учёного Ирэнэ. О своём пребывании в Юсьве учёный пишет так:

«Из Перми отправился сего месяца третьего дня пароходом вверх по реке Каме до Пожвинского железоделательного завода (примерно 17 часов пути). Судно, конечно, не было высшего класса, но всё-таки весьма удовлетворительное, так что в 1. классе было ехать достаточно удобно. От Пожвы ехал на подводе на запад (вдоль берега реки Иньвы) 7 с половиной миль и расположился здесь в селе Юсьва. Дороги частично были такие плохие, что и тихой рысцой невозможно было ехать, так что на дорогу из Пожвы сюда ушло 12 часов. Как можно судить по опыту нескольких дней, здешние коми (т.н. пермяки) намного более обрусевшие (по крайней мере, с точки зрения языка), чем зыряне Вологодской губернии. Мужчины свободно говорят по-русски, часто и женщины тоже. В отдаленных деревнях всё же обычно женщины не особо владеют русским.

В этом селе, видно, есть высшее общество. Пока познакомился только с окружным судьёй или окружным начальником (земским начальником), который увлекается этнографией и издает небольшие этнографические исследования о здешних коми – приятное знакомство для меня.

Квартирую в доме у одного бывшего торговца (коми), у меня в распоряжении четыре светлые и чистые комнаты. Еду готовит дочь хозяина, которая училась в Перми и бывала в Петербурге и Одессе (совершенно обрусела, говорит, что не владеет коми). Она окончила в Петербурге кулинарные курсы, так что пища приличная и вкусная. (Я не в состоянии определить её возраст: иногда она выглядит примерно на 28, иногда на 38 лет.) С точки зрения проживания, таким образом, я в полной безопасности».

Перевод с финского языка: Николай Ракин

Последнее издание «Юсьвы – родины моих предков» дополнено новыми фотографиями, сведениями из архивов Минобороны с сайта «Подвиг народа», данными электронных Книг памяти жертв политических репрессий Пермского края и Амурской области и другими материалами.

Судьба разбросала потомков двух замечательных родов по разным уголкам планеты. Их потомки живут в США, Китае, Германии, Казахстане, разных регионах России. А Татьяна Нечаева, прожившая, по её словам, за четыре года своих поисков трёхвековую историю своей семьи, не намерена останавливаться на достигнутом.

Текст — Николай Петров
Фото предоставлены Татьяной Нечаевой