Морская фигура, замри! Как кудымкарский художник и фотограф начал море рисовать

В сети расходятся фотографии картин кудымкарского художника Антона Порсева. На картинах – не привычные уральские пейзажи, а корабли и море. «Откуда на сердце испанская грусть?» – задумались мы и пригласили юное дарование к нам в редакцию.

Выглядит юное дарование в свои 22 не молодо – как-никак за плечами колледж и служба на Алтае в ракетных войсках стратегического назначения.

Рисовать Антон полюбил с детства. Любил рисовать разную технику. Закончил художественый кружок в центре «Радуга». По-мужски предпочитал строгую графику масляным краскам и прочим изыскам. Но когда подошло время выбирать профессию, в доме разгорелись нешуточные страсти. Родители настаивали, чтоб юноша поступил в Кудымкарский лесотехникум, а сам Антон собрался пойти по творческой стезе. Родители протестовали, устраивали забастовки. Но Антон, как и хотел, в 2014 году поступил в Кунгурский художественно-промышленный колледж – филиал Московской Художественно-Промышленной Академии имени Строганова на отделение финифти.

– Финифть – это очень трудоёмкий процесс, – рассказывает Антон. — Для рисунка нужна выпуклая заготовка из обожжённой меди. Её грунтуют с обеих сторон, потом перетирают в ступке химические красители и замешивают их на автоле. Потом ими рисуют по загрунтованной пластине, как масляными красками по холсту, а готовую работу запекают в муфельной печи при температуре более тысячи градусов. Работа это филигранная – от начала и до конца.

Самое сложное задание, вспоминает Антон учёбу в Кунгуре, это миниатюра размером 2 на 3 сантиметра, в которую вписывается цветочная композиция.

— Это по-настоящему ювелирная работа. Краска наносится на эмаль кисточкой буквально в два-три волоска. Большие пластины требуют осторожного обращения, они чаще портятся. При обжиге тоже нужно найти «золотую середину», когда расписанная поверхность становится глянцевой. Передержишь в печи – рисунок выцветет. «Недопечёшь» – рисунок будет матовый. И очень важно стерильно чистое помещение, чтоб ни единой пылинкой не испортить работу, — рассказывает Антон.

Готовые работы Антон и однокурсники сдавали ювелирам, которые делали под них заготовки под кольца, броши, подвески с филигранью – узором из тонкой проволоки… В общем, финифть – редкий, штучный подарок, который даже в ювелирном магазине не встретишь.

– Если у твоей девушки подвески с финифтью – это оригинальный подарок, который вложено даже больше души, чем в литьё, – считает художник. – Хотя обучение на мастера финифти тоже не из дешёвых – у меня только в первый год на одни краски ушло около 15 тысяч, но это стоит того.

Правда, признаётся Антон, отделение финифти он выбрал только потому, что в программе был больше акцент на рисунок и живопись, на них выдавалось гораздо больше часов, чем на других отделениях. А живопись для кудымкарского художника была в приоритете.

А четыре года назад Антон побывал в Крыму. Он впервые увидел море.

– На меня как на художника море произвело сильное впечатление, – вспоминает он. — Сложно подобрать слова, чтоб описать чувства встречи с морем.

Под вдохновением от поездки сразу же как вернулся в Кудымкар, Антон начал писать картины о море или, как их ещё называют, марины.

Картина Антона Порсева «Вечер на рейде». Фото: Антон Порсев.

– Чтоб написать картину, нужно творческое вдохновение, желание создать что-то красивое, необычное. В каждую картину вкладываю душу. А к своим морским пейзажам отношусь более трепетно, настолько глубокое впечатление осталось во мне от увиденного на море. За 4 с половиной года после крымской поездки у меня родилось 10-15 картин маслом. Пишу не по памяти, больше импровизирую. Было интересно попробовать передать ощущение лунного света, передать его игру в своих пейзажах, поэтому в основном мои марины – ночные пейзажи, – Антон откидывается назад и как будто снова окунается в лунную ночь, пропитанную ароматами южных цветов.

Картина Антона Порсева «Поворот». Фото: Антон Порсев.

Картин у Антона практически не осталось – всё раздарил друзьям. Остались только фото на память.

— Нового пока не пишу – на самоизоляции анализирую ошибки на розданных холстах: где-то луна большая, где-то задний план плохо проработан. А вот как ограничения снимут, выйду на пленэр. Если получится выбраться в поход по Уралу, обязательно возьму с собой этюдник и фотоаппарат – полнокадровый Никон D750. Воспользуюсь старым приёмом, чтоб в крайнем случае сфотографировать пейзаж, а потом под впечатлением дописать картину в другом месте, — говорит Антон.

Последние полгода Антон плотно занимался фотографией и графическим дизайном. Фотографировал еду в кафе у друзей, праздники, спортивные соревнования, зимние пейзажи.

– Фотографией увлёкся в Кунгуре, на третьем курсе. Увидел работы кудымкарского фотографа Макса Мазунина. Он, в основном, свадьбы снимает. У него классные, очень позитивные работы. Это меня вдохновило овладеть искусством фотографии и развиваться. Начал снимать на простой телефон. Потом, когда понял, что высокого уровня работ можно достичь только с более профессиональным оборудованием, шаг за шагом стал двигаться к профессиональным фотоаппаратам. Как начинающий фотограф, пробовал различные форматы съёмки. Начинал с цветочков; кошек, собак фотографировал. Потом перешёл на портреты людей. Когда учился на четвёртом курсе, взял себе первый зеркальный фотоаппарат и плотно занялся фотографией. Изучал постановку света. Фотография хорошо выручала на занятиях живописью.В этом году решил заняться фотографией профессионально. Ситуация в стране не позволяет развернуться «во весь рост». Но не отчаиваюсь, верю, что когда всё успокоится, обязательно получится что-то хорошее.

Николай Петров

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ