О, горы мне, горы! Как кудымкарские туристы Урал покоряли [фото]

И снова у кудымкарских туристов рюкзаки за плечами. Пока стоит погода, торопимся посмотреть известные и неизвестные города и горы Пермского края.

Очередное путешествие начинается ни свет ни заря в июльскую субботу. На первое у нас – Соликамск, на второе – Чердынь, на третье и десерт – Ветлан и купание на Вишере. На следующий день – ещё одна вершина, какая – не сказали. Соглашаюсь только из-за Чердыни. Давно слышал про город, в котором якобы всё дышит стариной.

Выезд в шесть утра. Просыпаюсь в полшестого Рюкзак собран с вечера. Умыться и перекусить успеваю, но термос и недоваренный кофе остаются дома.

Основной костяк компании туристов – медик, адепт здорового образа жизни Слава преподаватель и краевед Валера, менеджер Ольга, её сын Гурик и водитель Андрей – в полном сборе. Сегодня Слава взял с собой сына Егора, преподавателя Светлану и врача Диму. Укладываем в багажник рюкзаки и в салон – досыпать, пока Андрей везёт нас в Соликамск.

СОЛИКАМСК

Визитная карточка Соликамска – Соборная колокольня на центральной площади города. Сейчас она – как новая игрушка – отреставрирована, покрашена, по крайней мере, снаружи. Рядом на площади – два собора – Троицкий и Крестовоздвиженский и Богоявленская церковь. Бросается в глаза, что окно у неё слегка не по фэн-шую. Оказывается, когда-то колокольню церкви надстроили и из-за этого она просела. В советское время лишнее убрали, но «осадок» остался.

Недалеко от церквей – дом воеводы, сейчас – музей. Внутри толстых стен дома – ходы, которые переходят в подземные, и это средневековое метро соединяет дом с соседними храмами. Всего по городу более двадцати старинных зданий и музей соли, сохранивший технологию солеварения.

Дом воеводы. Фото: Николай Петров, «Парма».

А мы совершаем «налёт» на сувенирную лавку, которая сама как музей с традиционными уральскими сувенирами – поделками из камня, одеждой ручной работы, керамикой, матрёшками и даже монетами собственной чеканки.

В сувенирной лавке. Фото: Николай Петров, «Парма».

В Соликамск можно приехать на целый день, посмотреть и архитектуру, и ценные экспонаты внутри, заглянуть на расположенные на противоположном берегу Камы трёхметровые валы Эсперова городища, уничтоженного ногайцами в шестнадцатом веке, и на родник Заранькины слёзы. Люди верят: если умыться водой из этого родника, то всякое горе и напасти будут целый год обходить вас стороной. Мы же заглянули в Соликамск, можно сказать, мимолётом.

ТАЙНА «СТАРОЙ МЕЛЬНИЦЫ»

«Нежданчиком» завернули ещё в одно тихое местечко Красновишерского района. Очень похоже на кудымкарскую «Сказку», только нет деревянных скульптур. Зато есть длинный стол, за которым без проблем разместится два десятка человек, бассейн и садки с форелью, стерлядью, осетрами…

Царская рыба в хозяйстве Михно. Фото: Николай Петров, «Парма».

Хозяин этого хозяйства – Александр Михно – с удовольствием, правда, не бесплатно проводит экскурсию по своим владениям площадью в четыре с половиной гектара. Форель любит холодную воду, поэтому Михно поселил её в прохладном месте, в тени сосен. А осётр предпочитает воду потеплее – для него огорожено озерцо на солнышке. Сюда впадает извилистый ручеёк из форелевого царства. Петляет он неспроста – пока вода дойдёт до осетровых – прогреется до нужной температуры. Тут же живёт щука, карп и упитанные лещи. На «Старой мельнице» можно порыбачить самому, а можно просто купить королевской рыбы – рублей по 500 за килограмм.

Но самое главное сокровище этого места, утверждает Валера со ссылкой на «отца истории» Геродота – стена древнего города Славен, спрятанная в здешних лесах. Только северная стена этого города, основанного и заброшенного в незапамятные времена, тянется на два километра. Когда-то она завершалась сторожевой башней. Теперь верхушка городской стены выглядит простой лесной тропинкой.

ЧЕРДЫНЬ

В отличие от соляной столицы России, в которой нового больше, чем старинного, в Чердыни, кажется, всё наоборот. Народу в городе живёт чуть больше, чем в Юсьве, Дома невысокие, даже пятиэтажек нет, зато сохранились целые улицы старинной застройки, где, кажется, что ни дом, то памятник архитектуры». Наверняка каждый местный домовладелец простукивал стены своего жилища на предмет кладов или привидений.

Вид на Чердынь с колокольни. Фото: Николай Петров, «Парма».

Недавно архитектуру города дополнили деревянные сторожевые башни на высоком берегу реки Колвы– декорации к фильму «Сердце Пармы».

Церквей и часовен в маленьком городе – около десятка. Поднимаемся на тридцатиметровую колокольню Воскресенского собора, с которой весь город – как на ладони. Кажется, что заглянул лет на сто-двести назад и чтоб перенестись в это время окончательно – нужно ударить в самый тяжёлый колокол, который весит почти три тонны. На лесенке в колокольне лучше не смотреть под ноги – дух захватывает и голова кружится. Но то ли ещё будет…

ВЕТЛАН

А будет ночёвка на Ветлане – высоченной стене отвесных скал на левом берегу Вишеры. Наш микроавтобус доезжает до подножия Ветлана, предварительно высадив всех пассажиров, чтоб не поцарапать пузо. А мы пару километров топаем следом по дороге – с комарами, зато без рюкзаков.

Ветлан. Фото: Николай Петров, «Парма».

Располагаемся на каменистом берегу Вишеры, разводим костёр и лезем в воду открывать купальный сезон – не снимая сланцев, ибо на дне сплошь скальная порода, на которой даже автомобильные покрышки рвутся. Зато вода чистая, прозрачная и тёплая – никаких югов не надо.

Подъём на Ветлан – это отдельная история. Есть две тропы – одна пологая и длинная, вторая – круче, но короче. Полторы сотни метров – и ты на вершине. Мы выбираем трудный путь, опасный, как военная тропа. Первые метры подниматься нужно, хватаясь за траву и воздух. Когда первоначальный запал пропадает, становится не по себе – назад спускаться страшно, а вперёд стена идёт почти отвесно вверх. К счастью, на вершину горы протянута толстая стальная проволока. Ухватившись за неё, подниматься становится легче. Перед нами карабкается группа туристов. Иногда сверху слышно: «Камень»! Сначала не страшно: ну что может сделать стронутый с места камешек величиной с орех?

Но когда такие камешки начинают подскакивать на камнях и набирать скорость, понимаешь, что такой «подарок» с сорокаметровой высоты способен наделать бед. Надо было взять хотя бы каску. Когда в сантиметре от моего бедра пролетает камень размером с ладонь, становится ясно, что одной каски будет мало. Навстречу спускается человек тридцать молодых людей – экологи. Они лихо подхватывают потревоженные товарищами камни, и грозно предупреждают нас, чтоб наверху не мусорили, мол, ходят тут всякие, а мы после них сейчас целый мешок мусора собрали и вниз тащим.

– Нет-нет, мы не такие, мы даже бананы и семечки едим вместе с кожурой, – успокаиваем мы их и продолжаем восхождение, подтаскивая тех, кто выбился из сил.

– Да! Мы это сделали! Мы стоим на вершине Ветлана, на высоте более двухсот метров над уровнем моря! Внизу течёт красавица Вишера, а по ней – как корабли – ряд скал-бойцов. Вдалеке, за нетронутыми лесами – камень Полюд, а вниз… А мы думали, страшно на колокольне. Наш микроавтобус отсюда – как крошечная машинка из «Киндер сюрприза». На одной из соседних скал – два шезлонга для альпинистов.

Вид с Ветлана на Вишеру и Полюд. Фото: Николай Петров, «Парма».

Народу на вершине много. Кое-кто даже побаивается диких кудымкарских туристов, которые потащились на Ветлан печь шаньги с крупой. Но с некоторыми мы находим общий язык и даже общих знакомых. Пьём чай и фонариком посылаем грозным экологам приветы на тот берег реки. А вот спать, даже после насыщенного дня, не хочется. Лежишь в палатке – и чувствуешь как от скалы поднимается накопленное за день тепло. А может, это заряжаются мои батарейки, да так, что и спать не хочется.

Следующим утром спускаемся с горы – по пологой тропе, не спеша и без опаски. Нас ждёт Помянённый камень.

ПОМЯНЁННЫЙ КАМЕНЬ

Помянённый (Колчимский) Камень в 40 километрах от Ветлана. Оставляем наш «Ситроен» на старой лежнёвке и идём пешком. Как говорят Слава и Валера, идти всего ничего – километра два, ну, три – и мы на месте. Самого камня поначалу даже не видно из-за окружающей тайги. Но лесная тропинка однозначно указывает направление. Идём налегке, с собой только вода. Постепенно поднимаемся в гору. Местами попадаются каменные глыбы – как ступени и кое-где бурелом. Прошли все пять километров, а Камня всё не видно. Может, мы заблудились? Нет. Это коварный ход Славы и Валеры, об никто не передумал, мол, два километра в гору я ещё осилю, а больше – нет уж, я лучше в машине посижу.

Путь на Помяненный камень. Фото: Николай Петров, «Парма».

Через 5 километров лес редеет, потом становится ниже ,появляются невысокие стволы – ну прямо карельская берёза. Начинаем карабкаться вверх по каменным плитам, которыми сложен каменный великан. Не верится, что Помянённый – творение природы, а не дело рук человеческих – больно уж правильными кажутся глыбы, из которых он сложен.

Пологий склон кончается. На защищённой от ветра площадке вполне можно разбить лагерь. Здесь растут последние на горе деревья. А из пенька какой-то умелец вырезал идола, которому туристы оставляют жертвоприношения – шоколадки, монетки. Кто-то даже золотую гайку притащил.

Идол. Фото: Николай Петров, «Парма».

Лес остаётся внизу. Некоторые из нас начинают зевать от недостатка кислорода. Начинается зона горной тундры. Здесь растёт только лишайник. И мы карабкаемся вверх по огромным глыбам. Опасаемся «живых» камней – тех, что шатаются. Доходим почти до самой вершины. Дальше, по отвесной скале – только со специальным снаряжением. И ветер на вершине такой, что может и сдут, если рискнёшь подняться выше. Ну что же, для нас подняться на Помяненный – достижение и без последней скалы, высотой метров двадцать. Можно записать себе в актив подъём на одну из вершин Западного Урала.

Это чувство пьянит, как и потрясающий вид с вершины. На километры вокруг – только тайга, лишь на восток – как каменные шипы на гребне огромного динозавра – вершинки пониже. Где-то в лесах синеет озеро. Лишь проложенная под строительство газопровода просека напоминает о том, что сейчас двадцать первый век, а то так и кажется – вот-вот выбегут из-за скалы охотники в звериных шкурах и погонят тех, кто осмелился нарушить покой Колчимского идола. А нет! Нас опередили красавицы туристки. Как и мы, выбирают удачные ракурсы, делают снимки на память.

Фото на память. Фото: Николай Петров, «Парма».

Фотографируемся и мы. Спуск с горы даётся гораздо легче подъёма, но обратная дорога, на которой местами попадается бурелом, высасывает последние силы. Что ж, не всё же время грибы-ягоды собирать, надо и впечатлений набраться, чтоб был что внукам рассказать.

Николай Петров

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ