Последний из мастеров: В Коми округе традиционные коми-пермяцкие коты шьёт единственный мастер

В Кудымкарском районе живёт мастер по индивидуальному пошиву обуви, к которой все ансамбли и творческие коллективы из Коми-Пермяцкого округа выстраивались в ряд – за традиционной обувью коми-пермяков – котами. Правда, уже сейчас, в наши дни, мастер не берётся за дело – последний заказ, по её словам, делает для Кудымкарского районного дома культуры. А после – всё: шить эту уникальную обувь будет некому.

Наша героиня – Нина Кетова, которая практически всю свою жизнь посвятили изготовлению обуви по индивидуальным меркам. И не просто посвятила, а в своё время не дала погибнуть обувному ремеслу в Кудымкаре и спасла от безработицы своих бывших коллег, а некоторых горожан – от серьёзных растрат.

Нина Михайловна, получив специальность телеграфиста, некоторое время работала по своему профилю. Затем всё повернулось так, что, по признанию собеседницы, «в жизни пришлось все специальности перебрать».

– Я жила в Гремячинске какое-то время, а там, сами знаете, шахты Кизеловского угольного бассейна. Не работать было нельзя. Вот и решили мы, женщины, чем-то заниматься. Обратились к председателю поселкового совета, он оказался человеком понимающим, откликнулся. Помог нам, – вспоминает героиня. – Он направил запрос куда-то, после чего к нам приехала женщина и стала набирать желающих обучиться шитью и ремонту обуви. Понемногу-понемногу и нас собралась целая фабрика – около ста человек. Работали мы в посёлке Юбилейный Гремячинского района. Оттуда и пошло – научилась и ремонт делать, и пошив новой обуви. Шили всю обувь для взрослых, начиная со шлёпок, тапок, заканчивая туфлями.

Нина Кетова. Фото: газета «Парма».

Освоив азы и набив руку, через 2,5 года работы Нина вернулась в Кудымкар. Официально получила специальность технолога обувного производства в Кимрском механико-технологическом техникуме Калининской области (ныне – Тверской). В Кудымкаре поступила на работу в обувной комбинат, всю жизнь посвятив ремонту и изготовлению обуви. Сначала занималась ремонтом обуви, затем бралась и за пошив по индивидуальным меркам, занималась реставрацией – это было сложнее всего. Каждый советский гражданин помнит, что раньше обувь делали на совесть: качественно и из натуральных материалов, и с учётом дефицита такого товара, носить её старались аккуратно и в случае надобности несли не в мусорный бак, а к обувщикам – на ремонт или реставрацию. Благо, в Кудымкаре обувные мастера славились и качеством работы, и качеством применяемых материалов.

Поступали к Нине Кетовой и необычные заказы, характерные только для Коми-Пермяцкого округа. К мастерице обращались творческие коллективы с просьбами обуть их артистов в традиционную обувь – коты (кожаная обувь внешне похожая на галоши, верх её выполнен из ткани, носили с узорными шерстяными носками).

– Обшила практически все районы котами. В моей обуви выступают в Пешнигортском ДК, в Кекуре, в городском КДЦ, да много где. Заказывали и индивидуально. Один из последних заказов – от Кудымкарского районного дома культуры. Это, наверное, последний заказ. Больше и не хотела браться, да вот согласилась, – скромничает Нина Михайловна.

Её руки ещё помнят и любят своё дело, наверное, поэтому она не смогла отказать в просьбе. Коты отшивала одна. Технология сложная, материалы используются натуральные. Вообще, обувщик – работа далеко не женская, однако, были времена, когда пришлось этим делом жить и даже спасать своих коллег.

В 1990-е, когда пошли сокращения, Нина Кетова оказалась в числе первых «на вылет», потому что в тот момент ухаживала дома за своей больной матерью. Её сократили, она стала работать на дому. А вскоре сократили и нескольких её коллег из мастерской «Сапожок» в комбинате «Новинка». Сидеть дома без дела и без денег явно не было выходом из ситуации. Нина Михайловна долго не собиралась, она зарегистрировалась как частный предприниматель, взяла в аренду небольшое помещение сначала в микрорайоне Быстрый, а спустя почти год – комнату в административном здании по ул. Володарского, 15.

– С коллективом легче работать, работали девочки, которые попали под сокращение в «Сапожке», своё дело они знали. Так получилось, что вскоре потеряла работу почти вся моя семья – я всех к себе взяла, все работали обувщиками, – вспоминает Кетова. – И сын, и дочь, и сноха, и зять, и два племянника работали, обучились ремонтному ремеслу. Это потом, когда полегче стало, все, кроме дочери, нашли себе другую работу, а Наташа осталась, продолжает моё дело.

Нина Михайловна давно на пенсии, а её дочь – Наталья Бондюгова – продолжает заниматься ремонтом обуви, за пошив новой не берётся. Выходит, что своё ремесло изготавливать коты Нина Михайловна так никому и не передала. Меняются времена, что-то остаётся только на сцене. Хотя есть несколько человек, интересующихся традиционной культурой. И в их руках всё же остались коты, изготовленные мастерицей из Пешнигорта.

– Мерки снимаю сама, лекала делаю сама, хоть и не закройщица, но уже и руки, и глаза наметила. Материал для изготовления централизованно закупала в Перми со склада. Много чего уже не делают, например, чепрак – нигде нету, никакую обувь не шьют. Материал сам по себе требует тяжёлой выделки. Хром остался – верх из него делают. Тесьма тоже используется натуральная, из тканого полотна, – продолжает собеседница. – За рабочий день в восемь часов можно сделать две пары котов. Немного поменяла технологию, – раньше прошивала подошву, сейчас на клей сажаю. Нынче последнюю партию шью, больше не хочется.

КОММЕНТАРИЙ 

Валентина Епишина, хранитель фондов Коми-Пермяцкого краеведческого музея им. П. И. Субботина-Пермяка:

– В коллекции музея хранятся более 10 пар котов. Коты носили и женщины, и мужчины, в основном, на севере Коми-Пермяцкого округа. Эту обувь изготавливали, используя кожу домашних животных. Мастера сами выделывали эту кожу.

Коты характерны для северных территорий Коми-Пермяцкого округа. Южные районы использовали лапти. На севере холоднее, поэтому там в почёте были коты, которые были теплее, и надевали их с шерстяным носком.

Коты для музея собраны из различных экспедиций, организованных по северу Коми округа, по Красновишерскому району. В экспедициях собирали информацию о такой обуви. Например, был мастер в Гайнском районе, в деревне Монастырь, он во время экспедиции нам показывал, как шил обувь, в том числе коты. В тот момент он шил сапоги. Сам ходил тоже в своей обуви. Вообще, в советское время о мастерах мало кому было известно, потому что нельзя было работать на дому. Поэтому и кожу выделывали под обувь очень скрытно, и саму обувь шили тоже скрытно, в домашних условиях. Это уже после надомная работа не была под запретом.

Коты, сделанные Ниной Кетовой. Фото: Татьяна Ермакова.

Сейчас молодых мастеров, которые бы изготавливали коты, нету. Мастера, которые делали раньше, сейчас уже в возрасте. Да и коты не пользуются популярностью. Видела, что артисты ансамбля «Шондiбан» выступали в котах, когда репертуар был из творчества северных коми-пермяков.

Из имеющихся в фондах Коми-Пермяцкого краеведческого музея котов есть образцы из Гайнского района – деревни Верхняя Кама, посёлка Лель, деревни Монастырь. Есть и детская обувь, не только взрослые. Находили коты и в Красновишерском районе.

Экспонаты представляют историческую ценность. Сейчас такую обувь практически никто не делает.

Вероника Казанцева 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ