В полной вере: Как уроженец Кочёво стал священником и служил в храмах США [1 глава]

Начиная исследование биографии священника Присадского, я ещё не знала насколько увлекательным оно окажется для меня. Я познакомилась с большой и дружной семьей Присадских в Америке, вступила в короткую переписку с профессором Стэндфордского университета, заочно познакомилась с певцом Пермского оперного театра и погрузилась в историю России начала 19 века. 

Набрав в поисковой сети Гугл слово «Кочёво», чтоб побольше узнать о своём селе, я наткнулась на фамилию Присадский. Он был указан на странице в «Википедии», в рубрике “Люди, связанные с селом”. Щелкнув мышью на фамилию, не свойственную для этих мест, узнала не много. Но скудная информация стоила того, чтоб ею заинтересоваться, а позже и самой дополнить страницу свободной электронной энциклопедии.

Александр Михайлович Присадский родился в 1881 году в Кочёво, а дальше судьба его вела через Пермь, Харбин (Китай), Алеутские острова в США , где он в 1940 году возглавил православный приход, был одним  из лучших священников, по воспоминаниям современников.

Уже одно упоминание Алеутских островов заставило меня копать глубже.  И чем больше я узнавала, тем отчётливей вырисовывалась личность Александра Присадского. Стало ясно, что нельзя допустить, чтоб его имя кануло в лету, ведь история его долгого пути неразрывно связана с одним из самых сложных исторических моментов России.

Для начала заглянула в метрические книги Николаевской церкви села Кочёво за 1881 год, благо, теперь все можно найти в интернете. Действительно, 19 июля на 22 странице пожелтевшей от старости страницы в графе “Имена родившихся”, между младенцами Никанором и Николаем, аккуратным почерком выведено — Александр. А в следующей колонке информация о родителях. Отец — священник местной церкви Михаил Владимирович Присадский и жена его Надежда Александровна. О матери  совсем ничего неизвестно. (Те, кто копаются в архивах и исследуют прошлое, наверняка замечали — о женщинах упоминали редко. В основном, как приложение к мужу — прим. авт.).

Запись в метрической книге. Фото: Юлия Кучевасова.

Выпустившийся в 1877 году из духовной Тульской семинарии студент Михаил Присадский (1853 г. р.) приезжает в крошечное Кочеёо, где практически не говорят на русском, в обиходе коми-пермяцкий. Кочево только-только поменяло свой статус деревни на статус села, причиной тому построенный в 1878 году Никольский храм. Здесь рождается Александр. И до 1887 года красивый почерк Михаила Присадского аккуратно заполняет метрические книги при храме. Я благодарна ему, потому что копаясь в метриках и занимаясь поиском данных о своих предках, понимаю что, почерк и грамотность священника имеют большую ценность. Я легко нахожу выведенную его рукой надпись о другом младенце — Зиновии, рождённом в 1882 году.  Зиновий — мой прапрадед. И только за одну эту задокументированную подробность я могу быть благодарна семье Присадских.

Чуть позже поиски привели меня к нескольким упоминаниям о некоем Владимире Присадском. По возрасту он мог быть старшим братом Александра. И вполне возможно, что Михаил Владимирович и Надежда Александровна назвали обоих сыновей в честь своих родителей. Поэтому допуская возможность, что вся моя дальнейшая хорошо выстроенная история про братьев рухнет,  я все же оставлю это как версию.

Также в метрических книгах есть запись о двух дочерях Вере (11.08.1883) и Августе (27.10. 1885).

6 августа 1889 года выходит Указ Пермской консистории благочинным «О незаконных действиях священника Кочёвской Николаевской церкви М. Присадского и священника Юксеевской Преображенской церкви Н. Савелова». Что это была за история  — ещё предстоит узнать. Известно только, что проходило оно под графой «Хозяйственные и должностные преступления и правонарушения священнослужителей». Возможно, с этим делом связана смена священника в селе.  Короткое упоминание о Присадских есть в с. Таборы Оханского уезда, куда, по всей видимости, перевёлся глава семьи. Но все документы сгорели в 2008 году. Так что рассказать об этом периоде их жизни я не могу.

Братья дружат между собой, иначе чем объяснить их совместный выбор поступления с разницей в год — сначала в Пермскую духовную семинарию, а позже в Казанский ветеринарный институт, который окончили в 1906 году.

Пермская духовная семинария – старейшее учебное заведение в Перми и имеет большую историю. Она была одной из лучших духовных школ в России. Образование, полученное в семинариях, особенно в части философии, психологии, дидактики, древних языков, давало выходцам из духовного сословия, возможность продолжить обучение в светских высших учебных заведениях – университетах и институтах, а также преподавать и врачевать.

Фото из открытых источников.

«Особо отметить следует пение. Пела вся семинария, пели почти все, за исключением не имевших слуха — таковых были единицы. За церковными службами пели два хора — правый и левый, в состав которых входили лучшие голоса — певцы. Наилучшие голоса отбирались в архиерейский хор. Но некоторым обладателям голоса, обычно старавшихся не принимать участие в указанных хорах — удавалось устраиваться, с целью заработка, в другие городские хоры. У семинаристов была очень тесная связь с театром, где многие выступали статистами. Были случаи, когда для усиления оперного хора пели семинаристы».

Один из студентов семинарии, впоследствии преподаватель и бытописатель В. А. Игнатьев упоминает красивый звучный голос одного из братьев в своей книге «DIXI ET ANIMAM LEVAVI».

«Ко времени учения в семинарии относится ещё одно событие, памятное для многих жителей нашего села, а именно: приезд к нему его товарищей по семинарии в летние каникулы. Приезжали они из Прикамья, с западной стороны Урала. Приходится удивляться силе дружбы семинарской братии, тому, что даже столь большое расстояние – в 600-700 вёрст не воспрепятствовало этому приезду, а ведь 80 вёрст нужно было ехать на лошадях. Их было четверо, и все они были певцы: Присадский Владимир Михайлович (бас), Смирнов Иван Васильевич (тенор), Горбунов Александр Степанович (второй тенор) и Ионин Павел Петрович (второй тенор, близкий к баритону). Как видно, они представляли из себя ансамбль для исполнения квартетов или трио. Из них более всех выделялся голосом Смирнов, обладатель высокого тенора очень приятного звучания. Нужно быть сильным художником и владеть писательским талантом Н. В. Гоголя, чтобы описать дни пребывания этих семинаристов-певцов в нашей Тече! Представьте себе людей, попавших в плен, которых всюду водят на показ, спрашивают и расспрашивают. Примерно в таком положении оказались наши гости: их приглашали нарасхват в гости, для них устраивали приёмы, вечера. Известная покровительница талантов нашей сельской молодёжи, меценат Елизавета Ивановна Стефановская, жена земского начальника, соорганизовала концерт с их выступлением. И всюду пение, восторженные аплодисменты, бесконечные просьбы, чтобы они пели и пели. Вот уже где действительно оправдалась пословица: «Гость – мученик». И они были мучениками».

Позже Владимир не оставит свое увлечение пением. В годы учебы в Казанском ветинституте будет петь в Казанском хоре. Спустя еще несколько лет станет регентом (руководителем церковного хора) в селе Покча Чердынского уезда. Это последние найденные упоминания о брате Владимире.

К сожалению, совсем ничего я не нашла о сестре Вере. Зато Августа Присадская упоминается в списке выпускниц Пермского епархиального женского училища за 1902 год. В такие училища набирали учениц из семей священнослужителей.  И готовили из них учительниц для церковно-приходских школ.

Фото из книги «Связь времён нельзя остановить» к 100-летию Соликамского педагогического колледжа. Августа Присадская — вторая слева в первом ряду.

Настоящим подарком для меня стала книга «Связь времён нельзя остановить», которую выпустил Соликамский педагогический колледж к своему 110-летию.  Под одной из сохраненных старинных фотографий, я увидела подпись «А. М. Присадская». А рядом короткий текст, что Августа Михайловна была одним из лучших педагогов гимназии.  Я долго рассматривала красивое лицо Августы. Вот она, вторая в первом ряду, смотрит в сторону от фотографа. Ещё не знает, что скоро, в 1921 году, её отец, преподающий в школах духовного ведомства, имеющий камилавку, отмеченный серебряной медалью в память царствования Александра III, умрёт от голода. А брат Александр проживёт долгую, наполненную трудами, верой и служением Богу и Отечеству жизнь. Хотя Отечество это будет за тысячи километров от него.

(Продолжение следует)

Юлия КУЧЕВАСОВА

Фото: Церковь в селе Кочёво. Фото 1924 года. Кочёвский районный музей этнографии и быта. 

Использованы материалы из открытых источников и книги «DIXI ET ANIMAM LEVAVI»  В. А. Игнатьева. 

Материал публикуется в рамках конкурса «Премия Новикова».