Премия Новикова: Голоса из прошлого коми-пермяков

Не может оставить равнодушным время раскулачивания наших земляков. Репрессивная машина начала действовать с постановления ВЦИК СССР от 25 января 1930 года, которая дала начало раскулачиванию крестьян, не желавших вступать в колхоз. Широко применялась статья 58 (пункт 10 ) УК РСФСР, которая в диспозиции содержала расплывчатый термин – «подрыв государственного строя». Под словом «подрыв» карательные органы понимали всякие высказывания, несовместимые с официальными утверждениями, всякое недовольство порядками, всякую настроенность против проводимых жёстки мер.

Изучая время периода массовой коллективизации и воспоминания пострадавших, приходишь к выводу. Что наиболее деятельная трудолюбивая часть крестьян, не вступившая в колхоз, подвергалась так называемому «налоговому прессу», облагалась «твёрдым заданием». Такое задание по сдаче сельхозпродуктов и уплате сельхозналога было явно невыполнимо. Устанавливались и короткие сроки выполнения. После истечения срока крестьянину предъявлялось обвинение в злостном невыполнении заданий, конфисковывалось имущество и семья оказывалась без крыши над головой.

В период работы директором окружного архива запомнилось, что в архивном фонде Кудымкарской районной администрации в материалах на кулаков имеются анкеты, справки, характеристики, описи имущества и другие документы.

Так, в выписке из протокола № 15 закрытого заседания Президиума  Коми-Пермяцкого окрисполкома от 19 декабря 1932 года: «Принято постановление на основании решения Президиума Кудымкарского райисполкома от 10.12.1932 г №5 о выселении из пределов округа семьи кулака  Лихачёва Андрея Романовича, проживающего в с. Ёгва Кудымкарского района».

Андрея Романовича выселили вместе с семьёй: женой Евдокией 52 лет, сыновьями Петром 29 лет, Василием 22 лет, Иваном 12 лет, дочерьми Александрой 15 лет, Анной 14 лет, снохой Марией 26 лет, внуками Валентиной 7 лет, Михаилом 6 лет, Степаном 3 лет.

Документы тех далёких времён позволяют получить сведения о пострадавших от несправедливых обвинений, помогают воссоздать прошлое мучеников в памяти потомков.

У той же семьи Андрея Лихачёва было конфисковано всё имущество, из которого государству для культучреждений были переданы два жилых дома, клеть, два амбара, погреб, старый дом и баня,; Ёгвинскому колхозу – двор с крышей, две конюшни, хлев, гумно, ворота, две литовки, две кадки; в госсенозаготовки – сено луговое 10 центнеров, в Ёгвинскую ШКМ – два кролика, прочие овощи – три пуда, две лампы, капуста – 10 пудов; Ёгвинскому сельсовету – шкаф и 6 табуреток.

Семья обвинялась в  эксплуатации наёмного труда, так как до революции держали батрака, Лунегова Сергея, который, как указано в характеристике от сельсовета, зарабатывал 500-800 трудодней.

Трудно этому поверить, но в суровом декабре  семья осталась ни с чем у разбитого корыта, голодная и на холоде.

Период  коллективизации – это сложный, противоречивый процесс. Не только сталинская диктатура допускала произвол, но и большая масса бедняков и середняков поддерживала эту политику.

Пересматривая документы тех лет, видишь, что авторы, писавшие друг на друга доносы и желающие остаться нераскрытыми, свои анонимки подписывали  нечеловеческими именами, среди них были «Сам знаю», «Наблюдающий», «Кудымкарец», «Пчела», «Собака», «Наган», «Шиповник» и другие. Анализируя эти надписи, нетрудно вычислить характер этих доносчиков.

Проживающим на селе только упорный труд и бессонные ночи дают молоко и мясо и хороший урожай. А власти всего этого их лишали.

Долги годы эти документы хранились под грифом «Совершенно секретно» и только в связи с рассекречиванием, снятием ограничений со второй половины 80-х годов разрешён доступ к этим документам. Об этом периоде вслух люди боялись говорить до 90-х годов двадцатого столетия.

Больше всех от репрессий пострадали жители Кудымкарского района. Если по Кудымкару по документам числится репрессированных – 7 хозяйств, то по Кудымкарскому району подверглись репрессиям 595 хозяйств. Все семьи были большие. Не миловали даже грудных детей.

Без преувеличении можно сказать, что данные документы – это живые голоса из прошлого. Они не говорят, а кричат,  обращаясь  к живущими будущим  поколениям: «Люди, будьте  бдительнее, не допускайте попрания справедливости и гуманности, берегите друг друга. С тех пор прошло 90 лет. Об этом периоде жизни наших земляков нельзя забывать, чтоб ни в настоящее время, ни в будущем на повторять этих страшных ошибок.

Ирина Кетова, историк-архивист, г. Кудымкар

Фото: Сенокос в Юринском колхозе. Дата съемки: 24 июля 1931 года. Коми-Пермяцкий краеведческий музей им. П. И. Субботина-Пермяка. 

О ПРЕМИИ НОВИКОВА