Белоевские фермеры обеспечивают себя электричеством на ветру

30 декабря 2019 года президент подписал закон о внесении изменений в закон «Об электроэнергетике» в части развития микрогенерации.

Теперь те, кто поставил себе объект микрогенерации, например, солнечную панель и производит для себя электричество, сможет продавать энергосбытовым компаниям излишки произведённой им электроэнергии.

Насколько новый закон про нас, жителей Коми округа писан? Много ли у нас альтернативных источников электроэнергии, которые дали бы нам заработать? Или хотя бы обеспечить электричеством на случай малого катаклизма, как в приснопамятном двухтысячном году, когда из-за разряда молнии на Камской ГЭС Кудымкар на три дня остался без света.

Некоторые охотники на крыше домиков устанавливают солнечные панели. Говорят, мощности хватает, чтоб полтора часа телевизор посмотреть. И всё.

Всё, да не всё. Например, у супругов Петра и Магдалины Бражкиных, которые держат фермерское хозяйство у деревни Пруддор, на территории стоит настоящий ветрогенератор.

Ветрогенератор, – рассказал «Парме» Пётр, – лет пять назад привёз отец. Нашёл в одном охотхозяйстве. Охотники решили расстаться с ветряком, так как в лесу он оказался неэффективным. А фермерам он пригодился. «Центральный» свет у них есть, но цена электричества для предпринимателей значительно выше, чем для остального населения. Поэтому Пётр за любые альтернативные источники.

Мощность генератора, установленного на мачте высотой в несколько метров – 1 киловатт. Этого хватит, чтоб 20 часов подряд смотреть современный LED-телевизор диагональю 75-80 сантиметров. Или на 20 часов горения 60-ваттной лампы накаливания. Ещё на мачте закреплены две солнечные панели мощностью по 150 ватт каждая. Всё вырабатываемое ветряком и панелями электричество идёт на батарею из двенадцати аккумуляторов, которая стоит в подсобке и через инвертор подаёт питание на два десятка уличных фонарей, освещающих территорию.

Как ни странно, солнечные панели заряжаются даже в пасмурные дни под слоем снега.

Можно использовать эту систему для энергоснабжения подсобки, в которой стоят мощные микроволновка, утюг и электрообогреватель, но заморачиваться не хочется. Один раз переподключали электричество с улицы на питание здания, перепутали провода и пришлось ремонтировать пульт управления системой. Ремонт пульта в Кудымкаре обошёлся недорого, но больше фермеры решили не рисковать. Хотя от идеи производства альтернативной энергии они не отказываются. Пётр считает, что лучше было бы соорудить микроГЭС на реке Мечкор, которая делит их землю надвое – так электроснабжение было бы стабильным. Или соорудить установку по производству биогаза – бесплатного топлива, Благо на их ферме 70 герефордов, которые стабильно производят сырьё для биогаза, который можно сжигать в специальных установках и получать тепло и электричество. Но всё упирается в деньги – та же микро ГЭС стоит около 50 000 рублей, а биогазовая установка – около 300 000. А сколько бумаг оформлять, чтоб всё это заработало! Разрешения, согласования и даже лицензия на обращение с навозом, который считается отходом IV класса опасности. Ветрогенератор с мачтой, комплектом аккумуляторов и прочим оборудованием обойдётся тысяч так в 150, а самая недорогая солнечная панель без доставки, аккумуляторов, кабелей и прочего – 6-8 тысяч.

Поэтому говорить о том, чтоб продавать собственную электроэнергию, пока не приходится. Автономные источники питания – это скорее подстраховка на случай внезапного отключения электричества. Или вариант для дачников и туристов.

Возродить старые мощности, судя по всему, тоже не получится. 1927 году в Кудымкаре была запущена гидроэлектростанция мощностью 80 кВт. Её энергия использовалась для освещения города, а с 1931 года – и для электроснабжения промышленных предприятий. С подключением города в 1962 году к единой энергосистеме все местные электростанции в Кудымкаре были остановлены, турбины замурованы. Что случилось с установленным на ГЭС в 1950 году оборудованием английского и швейцарского производства, неизвестно.

На реках округа можно было встретить мелкие гидроэлектростанции, например, в деревне Косьва Кудымкарского района. Мощность этой ГЭС, расположенной на реке Велва, была равна 105 киловаттам. Но когда в деревню пришла нитка ЛЭП, сооружённую в 1952 году плотину разобрали.

 

 

Комментарий специалистов Пермэнергосбыта: никто не обращался с предложениями продажи электронергии, произведённой собственным хозяйством.

 

Кирилл Трушников, старший преподаватель Кафедры микропроцессорных средств автоматизации Пермского Научно-исследовательского политехнического университета:

В качестве источника генерации в Коми округе ветряки и солнечные панели – точно не самый предпочтительный вариант. Не те метеоклиматические условия.

МикроГЭС подходит для частного использования, но только некоторые модели станций, без изменения русла реки и водоохранной зоны. Самым простым и надёжным будет установить колесо с лопастями.

Установке биогаза, соответственно, необходим близкий источник сырья, как правило, ферма. Если такой есть, почему бы и нет? Но надо считать и оценивать эффективность внедрения. Соответственно, мощностью можно обеспечить либо часть фермы, либо полностью.

Есть модели отопительных котлов со встроенными турбинами. Если это готовое комплексное решение, то почему бы и нет? Вопрос только в эффективности и в назначении, иными словами, надо смотреть, для чего оно нужно. Если для постоянного пользования, то надо сравнивать, будет положительный эффект или нет. Если для аварийного, то классические дизеля и бензогенераторы предпочтительнее.

Если б мне пришлось пожить пару недель в охотничьей избушке, в которой есть интернет, то лично мне проще всего взять аккумулятор с собой. Можно попробовать собирать солнечную энергию, но это малоэффективно.

Информация и фото: Николай Петров