Каждый охотник рискует взять: В лесах Коми округа звери больны и заразны

Волкам в Коми округе объявили бой. Этой зимой хищники слишком часто стали заявляться в сёла и деревни, и вообще ближе к человеку. В январе и феврале сформированные Минприроды Пермского края бригады волчатников добыли в районах округа 15 хищников — четверть необходимого для сохранения численности другой лесной братии. Однако биологи и охотоведы говорят, что отстрел волков — временное решение проблемы, а никак не системный подход к регулированию поголовья зверей, большинство из которых больны и опасны для человека.

По данным Минприроды Пермского края, с начала года в районах округа охотники-волчатники добыли уже 15 волков, тогда как за весь 2019 — всего 13. Почти половину — 7 голов — «взяли» в Юрлинском районе. По три головы — в Кудымкарском и Гайнском районах, и еще двух хищников — в Юсьвинском.

За каждого добытого хищника с 1 января охотнику из краевого бюджета выплачивается 10 тысяч рублей. С апреля, как сообщили в Минприроды, сумму премиальных, возможно, увеличат до 20 тысяч рублей. Этими мерами власти края намерены отрегулировать численность волков.

— Очень хорошо, что отстреливают волков, но нужно следить за численностью всех хищников, включая бродячих собак, — говорит Юрий Карпов, директор охотхозяйства «Сергеевское» из Кудымкарского района, а в прошлом начальник окружного охотуправления.

Вред от хищников, по его словам, — двойной. И волки, и бродячие собаки, во-первых, истребляют дичь, во-вторых – разносят паразитов. Кроме того, по мнению Карпова, нужно решить проблему свалок.

– На них выходят медведи, лисы и енотовидная собака. Раньше её было мало, а в последние годы – больше. И чем больше её будет, тем «грязнее» будет боровая дичь, – считает Карпов. – Из-за хищников и паразитов не растёт численность животных, например, лося. Мы делаем всё, чтоб способствовать их размножению – подсеваем травы, организуем солонцы и так далее, а численность остановилась на одном уровне и не растёт. Конечно, есть соответствующие препараты, но работать с ними должна ветеринарная служба, а охотхозяйства – действовать в тандеме с ней. Но, похоже, им не до этого. Раньше в Кудымкаре была ветеринарная станция, теперь – только отделение краевой станции по борьбе с болезнями животных. Понизился уровень учреждения – значит, и возможностей у него стало меньше. Поэтому кроме борьбы с животными нужно бороться с такими реформами, которые приносят вред вместо пользы.

Официальной статистики — сколько диких животных в Коми округе поражено паразитами — нет. По словам ветеринарного врача Кудымкарской ветеринарной станции Юлии Вислогузовой, в основном, все животные, которых привозят на анализ охотники, «чистые». Привести данные о том, как менялась заражённость диких животных глистами, ветврач не смогла,
сославшись на занятость.

Свою статистику по больным зверям ведут производители. Как говорит Михаил Петров, директор «Петровского мясного дома», где делают разные мясные продукты из дикого мяса и есть своя лаборатория, самые «чистые» из лесной живности — кабаны. Из всех привезённых на кудымкарское предприятие туш лосей паразитами была заражена каждая вторая. А из 10 медведей «чистым» оказался только один. В последние полгода в «Петровский мясной дом» охотники привозили лосей, из них больные — 40%, и трёх кабанов, все они оказались здоровыми.

Как отмечает Арсений Субботин, директор охотхозяйства «Новая деревня» Кудымкарского района, за последние 30 лет больных животных в Коми округе стало меньше.

— Возможно, это связано с закрытием колхозов. Когда колхозы функционировали, было больше мышей, крыс и других грызунов – переносчиков заразы. А за последние годы мы не добыли ни одного заражённого медведя. Для сравнения, «на северах» – на Ямале, в Восточной Сибири– медведя не берут вообще, они все трихинеллёзные, может быть потому, что там много лемминга, — говорит охотовед. — Раньше у нас каждый третий лось был финнозный. А с 2013 года мы взяли только одного заражённого лося, и то он забрёл с соседней территории.

Но, как говорит Субботин, когда были колхозы, зверей тоже было больше. Медведей же сейчас, по его словам, стало в три раза меньше и они все заражённые, кабана было больше в разы, а сейчас практически не стало.

— Отмечу, что чем зверей больше, тем больше заразы. Например, численность зайца меняется волнообразно. Зайцев становится больше – они начинают чаще болеть, и их численность падает.

В соседних регионах тоже есть проблема с хищниками.

— Сложилась сложная ситуация: популяция лосей вот-вот начнёт сокращаться, а популяция волка не снижается, — говорит кандидат биологических наук, доцент кафедры экологии и зоологии Вятской сельхозакадемии Ольга Масленникова.

По мнению учёного, отстрел волков — эффективная мера, но затратная. Более действенно и экономно — забирать из логова волков только самок. Это уже приведёт к резкому снижению численности серых хищников:

— Что касается борьбы с паразитами — разработаны мероприятия. Например, для лечения лосей в солонцы добавляют препараты. Но этим должна заниматься ветеринарная служба, а ей, судя по всему, сейчас не до этого. Остаётся решать
проблему заболеваемости паразитами только регулированием хищников.

В Ветеринарной инспекции Пермского края в ответ на запрос «Пармы» сообщили, что полномочия по профилактике гельминтозов среди диких животных у инспекции отсутствуют.

В Министерстве природы Пермского края пояснили, что их ведомство имеет право регулировать численность диких животных.  Например, если на охотугодьях распространяются возбудители бешенства и других опасных заболеваний,
краевое Минприроды может организовать отстрел. И этим ограничиваются их полномочия.

 

КОМПЕТЕНТНО

Масленникова Ольга Владимировна, доцент, кандидат биологических наук, кафедра экологии и зоологии Вятской государственной сельскохозяйственной академии, г. Киров:

— У бурого медведя часто встречаются три паразита, относящиеся к круглым червям: в кишечнике живут аскариды, под кожей в сале и между фасциями мышц, иногда на внутренних органах, встречаются нитевидные белого цвета дирофилярии длиной до 25-28 см. Заражаются дирофиляриями медведи после укуса мошек, которые служат промежуточными хозяевами дирофилярий. Высокая плотность медведя способствуют высокой зараженности их дирофиляриями. В Кировской области зараженность медведей дирофиляриями достигает до 90%. Медвежьи дирофилярии для человека опасности не представляют, при питании таким мясом заразиться ими невозможно.

Для человека представляют опасность собачьи дирофилярии, их два вида — одни обитают в сердце, другие под кожей. Промежуточные хозяева — комары. Заражение происходит  при укусе комара. Комар, кусая больных собак, а затем человека переносит личинок дирофилярий, которые могут  вырасти у человека через 8 месяцев. Они ползают под кожей, заползают в лимфоузлы, глаза, мошонку и другие части тела.

Третьим, самым опасным паразитом, являются микроскопические личинки трихинелл, которые обитают в мышцах плотоядных и всеядных животных и человека. Живут они и у медведей, кабанов, свиней, волков, барсуков, рыси, лисицы, енотовидной и домашней собаки,  кошек и других животных. Взрослые трихинеллы живут в кишечнике, а их личинки в мускулатуре. Размеры взрослых трихинелл от 1,5 до 4 мм. Личинок можно увидеть только под микроскопом. Они вызывают у человека смертельное заболевание — трихинеллез. Заразится им  можно, только съев мясо с личинками трихинелл. При термообработке мяса личинки не погибают, в морозильной камере при — 20 градусов они сохраняют свою жизнеспособность до 6 лет. Мясо, в котором обнаружены личинки трихинелл подлежит утилизации — сжиганию. В Кировской области трихинеллезом заражены все хищные животные, встречается он и у кабанов. Зараженность трихинеллезом волков составляет около 80%, у других хищных 40-60%. У медведей процент зараженных также высок — до 10%. Мясо хищных и всеядных животных, которое человек употребляет в пищу, должно быть обязательно проверено ветслужбой области на трихинеллез. Без такой проверки употреблять его в пищу нельзя. Трихинеллёзные животные сразу выбраковываются, а остальные могут быть пригодны в пищу.

Хищные животные, особенно волки, собаки и лисицы, являются разносчиками многих опасных заболеваний человека и копытных животных — лосей, кабанов, косуль, оленей. Псовые  являются окончательными хозяевами таких паразитов, как эхинококк, альвеококк (ленточные черви). Человек и копытные животные (при альвеококкозе — грызуны) являются промежуточными хозяевами. У них в легких и печени, а у  человека и в головном мозге развиваются личиночные стадии паразита в виде больших пузырей. Удалить их можно только хирургическим путем. Особенно опасен для человека альвеококкоз. Чаще им заражена лисица. Поражается у человека печень. Паразит может давать метастазы в другие органы и поэтому иногда его путают с раком печени. Заражаются люди и животные через членики с  яйцами, которые выделяет паразит. Достаточно погладить шкуру лисицы, волка, даже погладить собаку, особенно бездомную, чтобы заразиться эхинококком или альвеококком. Поэтому после контакта с любым животным необходимо тщательно мыть руки. Заразиться  можно и от лесных ягод, на которые попали яйца паразитов.

В Кировской области развелось очень много волков. Волки – разносчики очень многих опасных заболеваний. Они заражают лосей, кабанов, других копытных, которые служат пищей волкам. Весной животные могут поедать кал хищников (нехватка кальция), а с ним – яйца паразитов. В результате у животных развивается эхинококкоз, тениозы (когда в организме живут ленточные черви) или цистицеркозы (когда в организме животного живёт множество личинок). Встречаются тонкошейные цистицерки – пузыри на сальнике, брыжейке и других внутренних органах. Размеры этих пузырей могут достигать размеров гусиного яйца. Часто они встречаются при забое телят, овец, свиней. Широко распространён по всей стране тарандный цистецеркоз. В основном им болеют копытные, например, лоси. Цистицерки – пузырьки размером с ячменное зерно можно встретить в сердце и мышцах больных животных. Такое парное мясо нельзя кормить собакам.  Внутри пузырька находится головка с крючьями и присосками ленточного червя. Эти паразиты погибают после заморозки мяса. При невысокой степени заражения такое мясо можно употреблять в пищу. При сильном заражении его лучше утилизировать или после варки кормить животным.

Человек может заразиться не от мяса лося или кабана, которого надо обязательно исследовать на трихинеллез, а от собаки или от волка при отстреле. Можно «подхватить» членики с яйцами червей с шерсти животных, достаточно просто погладить собаку. Эти членики могут сами ползать по шерсти. При этом человек является только промежуточным хозяином – у него развиваются личинки ленточных червей. Они могут быть в печени, других внутренних органах и даже в головном мозгу и привести к нарушениям в работе организма.

Лоси также страдают своими паразитами, не опасными для человека, но опасными для сохатых. Например, парафасциолопсозом (паразит печени лося), им поражено 76% лосей. У больного лося разрушается печень, и он становится лёгкой добычей для хищников.

ТАКАЯ ИСТОРИЯ

В июле 2019 года Коми округ взбудоражила смерть 21-летнего Руслана Сыстерова из д. Алекова Кудымкарского района. В печени молодого человека обнаружили множество червей альвеококков. Молодого человека не удалось спасти, не помогла даже пересадка печени. Подхватить альвеококкоз можно, попробовав заражённого червями мяса. Друзья Руслана говорят, что это могла быть медвежатина, которой парня угостили несколько лет назад.

Геннадий Савельев, экс-глава Коми округа и страстный охотник-рыболов, рассказал «Парме» случай, когда ему как главе региона пришлось доставать лекарство для жительницы Кудымкара. Женщина готовила фарш из медвежатины, попробовала его сырым и заболела. Состояние было тяжёлое, она опухала на глазах. В Коми округе не было в продаже лекарства, которое могло бы ей помочь. Муж обратился к главе. Геннадий Петрович обратился к представителю Коми округа при областной администрации. Он купил препарат и отправил его в Кудымкар срочно автобусом. Женщину спасли. Но инвазия не прошла для неё бесследно, у неё проблемы со слухом.

Николай ПЕТРОВ