«Брат» Перы. Житель Кочёвского района с гордостью носит коми-пермяцкое имя

К необычному имени Мизи Поварницына окружающие уже привыкли. В Кочёвской школе, где он работает учителем физкультуры, коллеги и учащиеся его называют Мизя Васильевич. Домашние – Мизюль, друзья – Мизюк. Ни разу за свои 22 года Мизя даже не думал поменять свое имя на более привычное, наоборот, своим именем он гордится.

Таким редким именем Мизю нарек его отец Василий Поваринцын. Он увлекается мифологией коми-пермяцкого народа, а Мизя, по легендам, это младший брат того самого Перы-богатыря. В Пелымской школе, где учился Мизя, имени не придавали значения, удивления начались, когда он поступил в Кудымкарский педколледж.
— Мои одногрупники при знакомстве несколько раз переспрашивали и говорили: «Это у тебя кличка такая?», — вспоминает Мизя. — Ну а я, зная уже реакцию, отвечал, что так меня зовут. Некоторые, не веря в истину разговора, просили даже паспорт показывать.
Когда Мизя Поварницын пришел работать в школу, детишки много раз переспрашивали: «А Вас правда так зовут?». Коллеги же, наоборот, к необычному имени относятся обычно, без удивлений.
— Бывало иногда и такое, когда спрашивали национальность. А однажды и меня самого удивили вопросом: «Ты случайно не еврей?» А когда заговариваю на родном коми-пермяцком языке, успокаиваются. И всем приходится рассказывать о происхождении имени, о богатыре, который жил давным-давно в нашем округе, а именно в Гайнском районе. У Перы и Мизи игра была, вроде, как я помню, они перекидывали камни с одного берега реки на другой, кто дальше перекинет. Один из камней, вроде как было написано, все еще там лежит.
Желание поменять необычное имя у Мизи не возникало. Да и такого не было никогда, чтобы свое имя не нравилось.
— Люди, которые спрашивают о происхождении моего имени, не знающие фольклор и не читающие коми-пермяцкие книжки, можно сказать, вообще не понимают, о чем я говорю, — говорит Мизя. — Создается такое впечатление, как будто мы с собеседником из разных миров вышли что ли. За свои 22 года мне один человек сказал, а почему ты имя не меняешь, оно же у тебя такое странное. На что я ответил, немного разозлившись, а зачем? Изменю ведь я его только в паспорте, а в душе-то это имя останется, как потом будут ко мне относиться родные мне люди. После такого диалога с этим человеком, он никогда больше не затрагивал тему происхождения моего имени.
Всех интересует, а какое отчество будет у детей Мизи. Молодой человек и сам озадачен этим вопросом, но уже решил, что, если будет дочка, то Мизевна, а если мальчик, то Мизевич. Да и сердце Мизи Васильевича пока свободно. Над именами своих детей Мизя пока тоже не задумывался.
— Будут имена детей необычными или нет, будем решать с женой, которая, я надеюсь, в скором времени появится, – решителен Мизя. — На сегодняшний день необычным именем назвать уже не редкость, наоборот, которые имена уже давным-давно позабыли, стали появляться все чаще и чаще. В чем-то даже гордость какая-то есть, что мое имя коми-пермяцкое. Зато единственное, и только у меня.

О жизни Перы и Мизи на Лупье-реке

(отрывок)

Очень давно, тысячу лет назад, а может быть и больше, тёмные леса росли на месте наших деревень… Населял в те старые годы нашу землю чудский народ. Чудские селения-то в лесах по речкам были разбросаны. Жилища себе чуди не строили, от непогоды укрывались в ямках-землянках. Землю не робили, коров да лошадей не разводили, а пропитание находили на реках да в лесах… Не знали ни ружей, ни пороха, с луком и стрелами лесовали, слопцы на зверей ставили. Найдут в лесу тусяпу, запарят, согнут в дугу, завяжут лосиным сухожилием — вот и оружие готово.
Славились на охоте среди чуди два брата — Пера и Мизя. Жильё своё Пера и Мизя имели по лесной реке Лупье, что течёт в Каму, на парме, у самой деревни Мэдгорт. Стройный, как сосна, кудрявый, как кедр, Пера обладал богатырской силой. Не было сильнее богатыря среди чудского народа. Кинуть стопудовый камень за десять вёрст для Перы было ребяческой забавой. Пера-то с Мизей ещё маленькими ребятами перекидывались большими камнями, как шариками. С пармы на парму камни-то бросали, кто дальше бросит. Увидел однажды Пера большую галю, что лежала у их селения, велика была галя, больше избы величиной, схватил её и хотел на другой берег Лупьи-реки перекинуть, да сорвалась галя-то, прямо в Лупью-реку упала. Лежит галя поныне на дне Лупьи-реки близ старой деревни Мэдгорт…
…Когда пришла старость, ушли Пера-богатырь с Мизей внутрь пармы Мэдгорт, что у Лупьи-реки, и там окаменели. Давно ушли в парму Мэдгорт Пера-богатырь с братом Мизей, много с того времени вод пронесла мимо Лупья-река. Лежат ныне каменные богатыри в парме Мэдгорт и с попутным ветром да лупьинскими водами посылают привет всем, кто несёт людям радость и счастье.
Источник: Заветный клад; Избранная коми-пермяцкая проза и поэзия/ Сост. В.В. Климов, Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд-во, 1997.

Ирина Дульцева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *