Нашла родину. Дочь белорусского «кулака» «пустила крепкие корни» на коми-пермяцкой земле

Историю любой страны делают ее люди. Многие достойны уважения и славы. Среди достойных и представители моей семьи — прадедушка Анфалов Василий Никанорович, Отличник народного просвещения, Залуженный учитель школы РСФСР, и прабабушка Анфалова Екатерина Иосифовна, награжденная Орденом Трудового Красного Знамени. Их общий педагогический стаж составляет 78 лет. Мои родные отмечены в биографическом справочнике «Гордость Пармы» и в книге, посвященной к 80-летию Косинского района «Шаги времени», в главе «Сто имён наиболее уважаемых людей, внёсших большой вклад в развитие Косинского района».

Моя прабабушка Екатерина Иосифовна Анфалова, в девичестве Щербаченя, родилась 26 мая 1926 года в деревне Тройчаны в Белоруссии. Всего в семье Иосифа Федотовича и Надежды Сергеевны, потомственных крестьян, было 12 детей. Екатерина Иосифовна вспоминает:
— Когда отца раскулачивали, мне было всего 4 года. Родные боялись, что я не выдержу длинной дороги по этапу и отнесли меня к замужней сестре. А чтоб, не дай бог, дяденьки в погонах и с кобурами не нашли, запихнули на печку, накрыли мешковинами и крепко-накрепко наказали: Не шевелись!» Но нашлись недобрые люди…


Бабушка до сих пор помнит, как кто-то схватил её за ногу, и она, отчаянно ревя, повисла вниз головой. «Умрёт, так умрёт»,– вздохнула мать…
Нелёгкий путь до Кудымкара она помнит плохо, находилась в полузабытьи: где-то подхватила простуду, на дворе стояла зима. Однажды она открыла глаза и увидела голубое небо и склонённую над собой плачущую мать. Их отправили в деревню Сюльково Кочёвского района, где семья прожила некоторое время, и где Катя потеряла семилетнего братишку. А летом их привезли в посёлок Одань. Точнее, посёлка тогда ещё не было. Взрослые суетились, пытались приспособиться к лесному житью-бытью. Вскоре в лесу выросли дома, образовался посёлок…
В страшный 1933-й стало совсем невмоготу: другие меняли свои вещи на картошку, а всё добро Щербачень пропало по дороге. Дед, который в течение года сидел в тюрьме, решил вместе с восьмилетним и одиннадцатилетним внуками сбежать в родную Беларусь. Денег нет, где зайцем, где пешком. Через год лишений и тяжёлого пути увидел родные места, где ему дали сутки на то, чтобы духу его здесь не было…
В то время много народу померло с голодухи: детей в один гроб по пять человек клали. Бабушка помнит, как дедушка принёс откуда-то три лепёшки. А делали их так: смешивали опилки молотой берёзы с мукой из трав, немногие желудки выдерживали такое издевательство, и люди дохли как мухи. Мать бабушки выбросила эти лепёшки за окно. Дед заплакал: ужасно хотелось есть… Вскоре он умер в страшных мучениях. Хуже всех приходилось отцу. Приходит после работы, а навстречу тоненькие детские ручонки и просят хлеба. Мать выходила опухшую от голода Катюшу парным молоком, за которым ходила к соседям. На пять семей была одна корова.
Вскоре сама Катюша решила внести свой вклад в семейный рацион. В садике выдавали по 100 граммов хлеба. В один из вечеров, когда семья из 10 человек ела похлебку, которая состояла из одной воды и нечищеной картошки, Катюшка вдруг «вспомнила»: она достала из кармашка платьишка сбереженный ломтик и старательно разделила его на всех. За столом застыла напряженная тишина. Никто не дотронулся к драгоценному дару, и тогда Катя положила его в похлебку, в общую чашу.
В 1937 году отца вновь арестовали. Слава Богу, он вернулся домой живым, хоть и преступил порог в полуобморочном состоянии. Реабилитировали его посмертно, в начале 90-х годов.
Только закончив семь классов, Катя Щербаченя узнала, что на ней лежит клеймо «спецпереселенки» и поступать в пермские техникумы она не имеет права, как и другие дети «врагов народа». Дети раскулаченных не подозревали о своем особом статусе, так как неосторожное слово могло повлечь за собой неприятные последствия. Лишь только женщины, собравшись по вечерам, плакали о своей горькой долюшке. Да и власти всячески старались оградить спецпереселенцев от общения с местными жителями. Ходили ребятишки «кулаков» тоже в особую школу, в поселок Солым.
Началась война. Старшие классы Катя закончила в Косе. Ее сестра Антонина училась в Кудымкарском учительском институте и хотела, чтобы сестренка тоже поступила туда. Нужна была справка, паспорта спецпереселенцам не выдавали. И справку не хотели дать: «А кто работать будет?» Старшая сестра выбила нужную бумажку. Она долго доказывала коменданту поселка, что «товарищ Ленин завещал учиться, учиться и еще раз учиться». Коменданту пришлось уступить.
Жили в общежитии впроголодь. Давали в столовой на ужин суп из крапивы, в котором плавали несколько картофелин, и грибную икру. Нередко 150 километров от Косы до Кудымкара и обратно приходилось топать пешком. Безумно хотелось учиться.
После учебы Катя попала по распределению в Бачмановскую школу, преподавала историю и немецкий язык. Дети русского языка не понимали, а молодая учительница не знала коми-пермяцкий. Все ее просьбы о переводе в какую-нибудь русскую школу были проигнорированы. Подруга ее надоумила: если дети отвечают бойко, ставь «пятерку», запинаются — «четверку»… Лишь на выпускном ребята признались любимой учительнице: прекрасно зная, что она не понимает по коми-пермяцки, городили на уроках различную чушь.
В Бачманово в 1947 году Екатерина Иосифовна вышла замуж за ветерана войны Василия Анфалова, здесь и осталась, в то время как ее семья переехала в родную Белоруссию. Семья Анфаловых в 1956 году переехала в Чураки. Екатерина Иосифовна в течение 28 лет преподавала русский язык и немецкий язык. За большие заслуги награждена Орденом Трудового Красного Знамени.
Екатерина Иосифовна вспоминает:
— Детей в школе было очень много. Классы были параллельные, по 30-35 человек. На больших переменах организовывались песни, танцы. Организовывали с детьми концерты, выступали перед родителями, после уроков собирали золу, металлолом, колосья на полях. Учительский коллектив участвовал в художественной самодеятельности, ставили концерты, спектакли к каждому празднику. Часто выступали с докладами перед населением, читали по радио лекции на педагогические темы. Учителя ходили «по десятидворкам» (так была разделена деревня – прим.авт.) и проводили политинформации. Все дети ходили в школьной форме, старались учиться, получить глубокие знания. Если получат «2» или даже «3» – оставались после уроков и исправляли отрицательные отметки. Летом учащиеся школы работали на пришкольном участке: выращивали овощи. Около школы был заложен сад, посажены деревья, разбиты цветники. Все дети старались продолжить образование, поступали в училища и техникумы, в дальнейшем многие поступали в высшие учебные заведения.
Бабушкина выпускница и учительница Чураковской школы Вера Данилкина говорит, прабабушка была для детей «классной мамой»:
— Никогда не забуду ее уроки литературы: ее выразительное чтение, доступное объяснение нового материала. Она научила нас не только писать и говорить на русском языке, еще любить книгу, ценить и уважать родителей, старших. Наш класс вел тимуровскую работу. Мы были лучшими в школе».
Жизнь моей прабабушки тесно связана с историческими событиями, происходящими в нашей стране. Она пережила страшные годы репрессий, школьницей помогала фронту — работала в колхозе, на сплаве. Косинский район стал для нее родным. Работала, не жалея сил, во имя благосостояния Косинского района, радовалась успехам Родины: полёту первого космонавта в космос, успехам научно-технической революции, достижениям в социальной сфере. Екатерина Иосифовна пережила перестройку, развал экономики, с болью в сердце наблюдала за распадом Советского Союза, всегда оставалась человеком.
Немного расскажу о моём прадедушке — Анфалове Василии Никоноровиче. В августе 1947 году он возвратился со службы в рядах Советской Армии с фронтов Великой Отечественной войны. Работал завучем и директором в Бачманово и Чураках. За достигнутые успехи по воспитанию и обучению учащихся удостоен знака «Отличник народного просвещения», а в 1975 году удостоен почетного звания «Заслуженный учитель школы РСФСР». Он имеет боевые награды, также награжден медалью «За трудовую доблесть». Моего прадедушку по праву можно считать родоначальником педагогической династии Анфаловых (она составляет более 250 лет). К сожалению, прадедушки уже нет с нами.
Сейчас моя прабабушка Екатерина Иосифовна Анфалова на заслуженном отдыхе и живёт в Кудымкаре. Она участница хора «Ветеран» и человек активной жизненной позиции, интересуется политикой, много читает. У нее много друзей, часто ее навещают выпускники Чураковской школы, она гостеприимная хозяйка и хорошая огородница. В трудную минуту бабушка всегда готова прийти на помощь.
В юбилейные майские дни мы поздравим нашу любимую маму, бабушку и прабабушку с 90-летием и пожелаем ей неиссякаемого жизнелюбия, радости и счастья. Мы обещаем, что всегда будем рядом и наше тепло и любовь будут наполнять её жизнь всегда!

Артём Вавилин, 15 лет, с.Коса – г.Кудымкар. Фото: Ирина Дульцева, «Парма».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *