По запросам времени

Однажды зашла в магазин за пельменями. Выбор теперь богатый: и сибирские, и уральские, и татарские, но почему-то больше по душе свои, местные. Когда появились Белоевские пельмени, люди в первую очередь брали их, затем конкуренцию им составили Кувинские. А тут, смотрю, — Ёгвинские. Ассортимент пока небольшой: мясные домашние, из редьки, и из грибов с картошкой. Последние продавец отыскала с трудом: других-то в наличии не было — не залеживаются! Это и заставило задуматься: почему местные сельпо переходят на производство главного национального блюда — пельменей? То ли спрос велик, а, может, решают какую-то свою проблему?

С этими вопросами я и обратилась к председателю Ёгвинского сельпо Василию Андреевичу Кольчурину.

Решаем местные задачи

— Пельмени, как и всю остальную продукцию, мы выпускаем для нужд местного населения,- ответил он.
— Вот тебе на! Обычно в деревнях пельмени лепили сами, всей семьей.
— Жизнь меняется, и привычки людей тоже.
— Хорошо жить стали: проще купить, чем самим стряпать? Или все-таки плохо — разленились?
— И хорошо, и плохо. Хорошо, что могут купить, больше свободного времени появляется, а плохо то, что традиция объединения семьи за общим делом исчезает. Но это не только у нас. Против цивилизации не пойдешь, — говорит Василий Андреевич. — Жители сельской мест-ности должны иметь такие же возможности, как и горожане. Если они могут позволить себе что-то купить, почему не пойти им навстречу?
— А что вы еще производите?
— Традиционно печем хлеб нескольких видов, хлебобулочные изделия, пироги с разной начинкой, шаньги, выпускаем полуфабрикаты, ну и вот пельмени трех видов, все они прошли сертификацию в Перми.
— А Вы сами что-то покупаете из перечисленных товаров?
-Конечно! — улыбается Василий Андреевич. — Мне очень нравятся наши бублики, мягкие, пышные, съешь вечером несколько штук с молочком и ничего больше не надо.

Люди и производство

— Большой коллектив в сельпо?
— Всего 66 человек, начиная от аппарата и заканчивая техничками и грузчиками. Очень важно, что коллектив стабильный, грамотные специалисты, взаимозаменяемость полная, аппарат весь со стажем, поддерживают во всем. У нас 14 магазинов с товарами повседневного спроса, два специализированных: «Промтовары» и «Продукты» — это магазин самообслуживания. Недавно построили закусочную — три в одном: бар, столовая и хлебопекарня размещаются под одной крышей. Праздники, свадьбы, юбилеи, и просто выходные люди стараются проводить здесь. Два года назад ввели в эксплуатацию складские помещения, в прошлом году построили гараж, под Новый год справил новоселье магазин в Ваганово. Вместо старой развалюхи здесь сейчас каменное здание с полным набором удобств: канализация, водоснабжение, тепло, уют, закупили новое технологическое оборудование, провели современное освещение и двое работников рады работать в таком помещении, и жителям приятно заходить в него.
— Дорого обошлось?
— Два с половиной миллиона затратили на это здание размером 6 на 12 метров. Денег нам никто не дает, тратим то, что заработаем.

Выполняем социальную миссию

— И планы по строительству на этом, я понимаю, не закончились?
— В некоторых деревнях есть магазины еще послереволюционной постройки. Делали, видимо, на совесть, пока еще стоят. Конечно, надо бы строить, но в деревнях народа-то совсем мало осталось. Туда никто, никакой предприниматель не пойдет, овчинка выделки не стоит: прибыли-то никакой нет. Эти люди в малых деревеньках никому не нужны.
— А вы что же?
— А мы как раньше, так и сейчас выполняем социальную миссию: кормим, поим, одеваем людей. Обслуживаем более 4 тысяч человек в трех поселениях. Помню, не раз поднимался вопрос о закрытии потребительской кооперации, дескать, исчерпала себя, морально устарела. В городе в то время был горсмешторг, в поселках ОРСы, их не стало, а сельские потребительские общества по-прежнему работают.
— Наверное, потому что ваши покупатели являются и членами-пайщиками одновременно?
— У нас их было 1700, осталось 120, люди сейчас не привязаны к одному месту, у них есть выбор, могут в городе купить, с нами конкурируют частные магазины, — выбор большой. Вот и вышли из потребкооперации, остались те, кто понимают выгоду — до 20% прибыли мы можем выделять на паевые накопления. Но время такое, большинство живут одним днем.

Соответствовать вызовам дня

— А каковы ваши перспективы?
— Я руковожу этим коллективом с 1987 года, были разные времена: где-то легче, где-то веселее, иногда совсем тяжко — чего только не видели! Лет пять назад уже как-то вроде ситуация стабилизировалась, а теперь опять налоги составляют 50% на рубль. Сложно жить, развиваться. Банки предлагают: берите кредиты! Но проценты бешеные. Стараемся обходиться своими силами, вот и ищем всякие пути. Помимо производства ведем закуп излишков сельхозпродукции у населения. Часть перерабатываем на месте, остальное через окрпотребсоюз идет в разные регионы страны. Для удовлетворения спроса населения нынешней весной закупали пистики, у нас есть мощные холодильники, храним в них. Излишки продаем, думаю, не пропадем. Главное, чтоб не было войны, как бы ни было тяжко, выживем.
P.S. Вернувшись из Ёгвы, я несколько раз заглядывала в магазины, спрашивала Ёгвинские пельмени, в ответ слышу: их нет, быстро разбирают. Пока есть спрос, дела будут идти в гору, поэтому думаю, что к 100-летнему юбилею сельпо, которое ёгвинские кооператоры будут отмечать в 2016 году, они разработают и воплотят в жизнь еще не одну новинку.

 

Зоя Ражева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *