В Большой Коче Быкобой прошел без быкобоя

Скандальная ситуация вокруг ритуального убийства быка, которое совершается в селе Большая Коча Кочёвского района, подогрела интерес к происходящему. И в День села большекочинцы принимали гостей и на фестиваль Проллавер, или День святых Фрола и Лавра, и на День рождения.

По легенде, когда древние люди впервые пришли на берег реки Онолва и основали тут поселение, поначалу здешние воды, пашни и леса приносили им богатый урожай. Но однажды случилась беда: ушли из леса звери, исчезла рыба и земля стала неплодородной. Чтоб не умереть голодной смертью, большекочинцы принесли в жертву верховному богу Ену белого оленя. Позже оленя сменил бык. Так возник Быкобой – коми-пермяцкий традиционный обряд с языческими корнями, уходящими в глубокую древность. Обряд, при котором в былые годы в жертву приносилось до 80 голов! Сохранились свидетельства, что ещё в начале прошлого века быков в этот день резали десятками. Происходило это в селе, на особо почитаемом месте на берегу Онолвы. Кровь принесённых в жертву животных выпускали в реку. В этой кровавой воде полагалось омыть лоб и руки и попросить здоровья себе и близким. Ещё в прошлом веке обряд был запрещён. Но времена изменились, и обычай возродили в 1999 году усилиями местных жителей. В этом году Быкобой совпал с днём православных святых Фрола и Лавра – покровителей лошадей и домашнего скота, с 2011 года, как на грех отмечающимся как православный день ветеринаров.

***

Утром 31 августа Большую Кочу наводнили гости со всего Пермского края – в основном артисты и мастера, но были также и учёные исследователи, представители средств массовой информации, зоозащитники и даже целая фольклорная экспедиция из Пермского Дома народного творчества во главе с директором Дома Татьяной Санниковой.

До открытия праздника желающие могли ознакомиться с фильмами уроженца Большой Кочи Анатолия Балуева «Быкобой» и «Мы были дымом», а на площадке за культурно-досуговым центром выставили труды своего труда кукольницы из клубов «Хозяюшки» и «Украса» посёлка Ильинский и на все руки мастерицы из Коми-Пермяцкого округа Вера Мелехина и Нина Рискова, берестянщик Дмитрий Павлов из деревни Кукушка и Нина Климова из посёлка Уральский.

На противоположном краю поляны до самого вечера работала ярмарка «Тыр доз», на которой немногочисленные хозяева продавали мёд, травы и ягоды и первый урожай со своих огородов. К слову, из Ильинского приехал автобус, из пассажиров только трое приехали торговать, а остальные – туристы.

Слова первых лиц: главы района Александра Юркина, главы округа Виктора Рычкова, депутата ЗС края Елены Зыряновой и директора ПДНТ «Губерния» Татьяны Санниковой – были схожи: о богатстве культуры местной земли, о том, что фестиваль Проллавер – это возможность окунуться даже не в культуру, а в бытие коми-пермяцкого народа, которая, как и большинство народных культур, новые веяния воспринимает осторожно, адаптируя их к своим корням, сплавляя воедино старое и новое, как легированная сталь, в которую добавляют немного других элементов и за счёт этого она становится в разы прочнее простого железа. И только тот народ имеет будущее, который заботится о сохранении своих корней.

Примером такого симбиоза традиций и современности стала коллекция этномоды модельера Веры Мехоношиной – аутентичная народная одежда, которую, однако же, не стыдно надеть на любую «тусовку», и выступление фольклорного коллектива «Шай Май». Со своими номерами выступили артисты из Кочёвского района, Юрлы, Юсьвы, Пешнигорта, Перми и Краснокамска.

***

Проллавер – это не очередной фестиваль песни и пляски. Тут нашлось время и место и для православного молебна в часовне Фрола и Лавра, и для «круглого стола», на котором учёные и специалисты из Пермского края, Мосвы, Екатеринбурга и Ижевска обсуждали вопросы сохранения культурного наследия в XXI веке.

По словам Эльвиры Колеговой, завотделом культуры Косинского района, обряд крепче закона, а тем, кто беспокоится за психику детей, которым становится страшно, когда закалывают бычка, стоит прежде взглянуть на кровавые «стрелялки», которыми сутки напролёт балуется современная молодёжь. Много говорили на круглом столе о неизвестных страницах биографии Анатолия Балуева – кинолетописца коми-пермяков.

Доброжелательность и какая-то северная неторопливость пронизывали атмосферу деревенского праздника, давая и хозяевам, и гостям и участникам фестиваля сполна ощутить особенность этого дня. А возможно, все просто чувствовали, что основная часть фестиваля ещё впереди. И, когда окончились выступления на сцене, участники двинулись с песнями по «тропе лешего» мимо устроенных к этому дню арт-объектов на берег реки, где совершались жертвоприношения. По пути заглянули в Дом фольклора и школьный музей, в которых хранится немало экспонатов, представляющих народную культуру коми-пермяков.

***

А на берегу разрешился главный вопрос, который терзал многих гостей фестиваля, впервые посетивших Большую Кочу, – будут ли сегодня резать бычка? Напомним, незадолго до праздника министерство культуры Пермского края отказалось финансировать приобретение бычка для «жертвоприношения», мотивируя это недопустимостью жестокого обращения с животными. Однако, когда гости праздника прибыли на священное место, где свершались жертвоприношения и, по воспоминаниям старожилов, когда-то были старинные могилы, их уже ожидал котёл с мясом молодого бычка. Его, как и положено, закололи до полудня. Но не на берегу Онолвы в Большой Коче, а в деревне Маскали. Разделанную на четыре части тушу привезли в Большую Кочу и разделали на мясо.

Отношение к празднику неодинаковое даже у самих жителей Кочёвского района. Многие, как живущая неподалёку жительница села Фаина Рискова, в чудодейственную силу свежесваренной говядины не верит, а ест только потому, что это вкусно.

Вера Григорьевна из ансамбля «Визыв шор» («Быстрый ручей»), считает, что даже лучше, что бычка не здесь зарезали. Она не переносит вида крови.

Некоторым больше жалко лесных животных.

Не дело политиков лезть в народные ритуалы – считает Василий Гагарин, «тöдiсь», или, по-русски, ведун, а по совместительству учитель истории и хранитель школьного музея Большекочинской школы. Ведун напомнил, что Россия подписала Конвенцию о правах коренных народов, в которой говорится, что коренные народы «имеют право соблюдать, отправлять, развивать и передавать свои духовные и религиозные традиции, обычаи и обряды; право сохранять, охранять и посещать без постороннего присутствия свои места религиозного и культурного значения; право пользоваться и распоряжаться своими обрядовыми предметами и право хоронить на родине останки своих умерших». Священник нам ничего не сказал, отслужил молебен и уехал. Сегодня ходят с хмурыми лицами только представители СМИ, которые приехали сюда, никакой грязи не нашли и бродят по Коче недовольные.

Василий Иванович рассказал, что бычка режут не просто так. При проведении обряда тöдiсь произносит определённые слова. Но это делается не на публике. Знания об обряде передаются из рода в род. В каждом роду, в каждой деревне у коми-пермяков есть свой тöдiсь, который выбирает себе преемника и делится с ним накопленными знаниями.

По мнению Евгения Лобанова, участника кочёвского ансамбля «Лысваок», традиции должны жить, сохраняться, иначе они забудутся и канут в Лету.

Есть в Большой Коче и другое «священное место» – источник Ипат Шор. Говорят, вода из него целебная.

Хорошо ли плохо ли относятся гости к закланию бычка, но от гуляний и народных игр на берегу реки не остался в стороне никто. Ведь радость и веселье – вещи универсальные, а уныние – грех в любой культуре. А то, что сплелись в один праздник православный день святых Фрола и Лавра и языческий Быкобой, – это характерное для русской культуры явление – симбиоз христианской и традиционной народной культуры, который придаёт своеобразие культуре нашей страны в целом и жизни каждого села, района, каждого большого и малого народа.

Николай ПЕТРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *