Бутылка, памперс, унитаз: Леса Кудымкарского района завалены мусором

В редакцию подошёл наш давний друг – директор охотничьего хозяйства, расположенного в Кудымкарском районе, Арсений Субботин. То, о чём он рассказал, иначе, как криком души, я назвать не могу.

Охотничье хозяйство Арсения существует не первый год. Когда-то он приобрёл пустовавшее здание в лесу Кудымкарского района – бывший монтёрский пункт электросетей – и начал развивать в родных краях хлопотный охотничий бизнес. А вскоре начал сталкиваться с различными проблемами. Первая и самая глобальная – это мусор.

В основном мусор в лесу остаётся на стоянках лесорубов. Но ближе к деревням появляются свалки, которые организуют местные жители.

От базы отдыха до Ракшино ехать около 30 километров. На эти 30 километров – с полсотни свалок. Это только возле дороги и вокруг деревень. Что только здесь не валяется! Бутылки, памперсы, шкафы, унитазы… Кидают всё, что не нужно в домашнем хозяйстве.

Пытаюсь вразумлять лесорубов и своих деревенских, – рассказывает Арсений. – Был случай, когда я нашёл в лесу мешка мусора, «вычислил» хозяина – им оказался местный житель – по фамилии на тетрадке, привёз эти мешки ему домой и вывалил на порог.

Насколько действенной оказалась мера? Может, до мусорящего товарища дошло лишь одно, что не надо «оставлять улики» в мусоре? А, может, и не стал он больше кидать своё «добро» где попало.

Красоты с «украшением»

Сейчас к нам летом собирается пять – шесть групп туристов. И какой Пермский край, какой Коми-пермяцкий округ, какую землю, какую природу и какую знаменитую финно-угорскую культуру я должен им показывать? – вопрошает Арсений. – Или я сам должен это всё убирать, на что у меня просто ни сил, ни средств не хватит, или мы должны уже что-то делать. Я даже не говорю о развитии туризма – местного, внутреннего, зарубежного. Вопрос-то даже не о развитии туризма, а о том, каково нам самим в этом вот жить? Мы вот так хотим жить – среди всяких бутылок, памперсов и ржавых бочек? Я – нет. Хватит уже терпеть, пора с таким отношением бороться. Буду привлекать СМИ, прокуратуру, полицию и другие надзорные органы. Очень большие свалки – на месте стоянок лесорубов. И на разделочных площадках полный бардак. Никакую красоту местной природы на этих площадках я уже не смогу показывать. Ведь они же везут в лес весь бытовой мусор, который дома накопился. Я одного спросил, почему он везёт мусор в лес, а не на свалку. Он объяснил, мол, всё очень просто: до свалки ехать дольше. А тут– всё равно в лес собрался, собрал дома мешок, в лесу выбросил, его снегом засыпало – и всё, «чистота»! Я задал ему вопрос: «А что будет, когда снег растает?» А он мне отвечает: «А я же сюда больше не поеду». Я ему говорю: «Почему ты у себя у порога не валишь? Ведь если вы будете в лесу мусорить, я буду привозить вам мусор домой и у порога вам валить».

Совместно разбираться

Нужно что-то делать. Я буду организовывать акции, развешивать плакаты, видеокамеры, как-то ещё вычислять этих «мусоровозов». Ведь сейчас они – самые большие враги леса. И ещё. У деревенских принято кивать на горожан, что это они приезжают в лес и оставляют за собой свалки. Это не так! Городские себя ведут вообще по-другому. В большинстве своём они культурные, адекватные люди. Они-то как раз весь мусор или увозят с собой и по пути выбрасывают на свалку или закапывают на месте. А мусорят сами деревенские и приезжие лесорубы. Конечно же, не все, – добавляет Субботин. – Многие деревенские жители сами возмущаются, кто-то сам гоняет тех, кто мусорит. Но говорить – это одно, а делать – это другое. К радикальным мерам никто из деревенских не прибегает. А радикальные меры – это указать человеку, который, например, мусор за забор выбросил, на его ошибку, добиться, чтоб он убрал свой мусор. Ну, а если не убирает – прийти к нему домой и вывалить мусор там, у него дома. Полицию вызывать каждый раз тоже не смогу – участковый не наездится! А то, что им тяжело идти до свалки – это не аргумент. Взять село Полва. От края села до свалки – не более полукилометра, а до леса – километров пять. У каждого в хозяйстве есть техника – трактор, автомобиль, мотоцикл. Поэтому увезти мусор в лес за пять километров он может, а на свалку за пятьсот метров – нет, – разводит руками Субботин и тут же переходит к более глобальным проблемам.

Если разобраться, деревенские люди в чём-то «правы». На них плюнули, вот они и ведут себя так. Часто в деревнях не то, чтоб организованной свалки, – вообще никакой инфраструктуры нет, кроме электричества. Далеко за примером ходить не надо. Взять хотя бы деревню Калинина. Лесорубы «разбомбили» всю её инфраструктуру. Домашней скотине – козам и коровам – пастись негде: всё завалено лесом – и свежим, и старым гнилым. Здесь же стоят трактора и будки. Деревня превратилась в перевалочный пункт, а дороги в ней – в колеи. Народ просто уже ни во что не верит, поэтому и ведёт себя так. Раньше не было такого. Была аккуратная свалка. А сейчас люди, не видя разницы, просто бросают мусор, что называется, «не отходя от кассы». Рассуждают так: мол, какая разница, и так всё кругом загажено. Смотришь – лесорубы тут навалили, там навалили… Почему бы и не «присоседить» свой мусор к уже наваленному?

Но при этом кого ругают? Путина! Про местные власти даже не вспоминают. А ведь контроль за мусором – это их работа. А начинать с чего нужно? Да с себя и начинать!

Показать пример

Бывает, у кого-то в деревне нет свалки или за ней не смотрят. Так почему сами деревенские, если администрация бессильна, не возьмут инициативу в свои руки и не организуют свалку в каком-нибудь отдельном месте? Она же всё равно нужна, как ни крути. Есть человек, от жизнедеятельности которого образуются отходы. Почему бы не собирать их в одном организованном месте вместо того, чтобы разбрасывать мусор по лесам, полянам, по красивым, живописным местам? И дело даже совсем не в местной власти, а в самих людях.

У меня претензии к людям! – говорит собеседник. – Хотите жить в мусоре – живите в мусоре. Но я, ещё многие люди – мы тоже там живём. И мы так жить не хотим. Стыдно за весь этот хлам. Стыдно перед охотниками, стыдно перед гостями хозяйства, наконец, стыдно перед своими детьми, которые пальцем показывают на то, что в лесу от людей остаётся. Мы ведём огромную работу по налаживанию связей с туристическими агентствами. Их агенты бывают у нас, смотрят, как у нас всё устроено и организовано. Их всё устраивает, им всё очень нравится, даже наши вырубки, которые тоже очень живописные, но мусор в лесу их категорически не устраивает. Какой тут отдых посреди свалок! Нынче водил гостя из Испании посмотреть на глухаря. Мало того, что половину глухариного тока вырубили, а он, между прочим, практически не восстанавливается, так по пути в лесу мы встретили две или три кучи мусора, оставленные лесорубами одного из ленинских предпринимателей. Я одному из них нынче уже сделал замечание в грубой форме за то, что он на лесной полянке два мешка с памперсами выбросил.

Есть свежий конкретный пример, какой вред наносит животным оставленный в лесу мусор. Один охотник пожаловался, что в районе деревни Виль-Шулай валялась стальная проволока. Его гончая собака запуталась в этой проволоке и пришла вся в порезах. Горло у неё было изрезано до такой степени, что она даже лаять не могла. Но у этой собаки есть хозяин, который её вылечил. А запутайся в такой проволоке дикое животное – заяц, лиса, барсук или енот – последствия для них будут ужасные.

В реки во время паводка попадает много мусора с берегов. Да и на зимней рыбалке многие оставляют мусор на льду. Огромный вред природе несут бочки, канистры из-под горюче-смазочных материалов, с остатками топлива, отработанного масла. После попадания в воду нефтепродуктов на её поверхности образуется плёнка, которая в буквальном смысле перекрывает водяным обитателям кислород. Как следствие – они погибают.

Во времена, когда на нашей территории работали колхозы, а лесорубов ещё не было, в здешних лесах было много дичи. А рыбы в реках было не много, а очень много.

Я понимаю, у лесорубов своя работа. Но вместе с ними пришла и эта проблема, не проблема – беда! Речки стали подсыхать. Медведь ушёл. В прошлом году мы видели тут медведя первый раз за десять лет! А кабана не стало вообще! Ведь и кабану, и медведю нужен для нормального комфортного обитания сплошной лесной массив. Проще говоря, массив – это их дом, тут они могут сделать себе укрытие. А на голом месте звери берлог не устраивают, – объясняет Арсений. – Конечно, я говорю о сложившейся ситуации как директор охотхозяйства, ведь моему хозяйству деятельностью лесорубов наносится огромнейший урон, а предъявить им за эти убытки счёт я не имею права. Я понимаю, что лесорубы платят в бюджет большие налоги. А нам, чтоб заплатить налоги, иногда приходится деньги в долг занимать. Но это же не значит, что мы обязаны убирать за лесорубами их мусор – где-то они дорогу разбили, где-то навалили веток. А мы своими силами всё это приводим в порядок, насколько это возможно. Чтоб выбраться из ямы, хорошо зарабатывать, развиваться и платить налоги, мы хотим использовать шанс – наладить экологический и охотничий туризм. Уже были люди, они всем довольны, но проблема мусора остаётся и лишает нас перспектив, – вздыхает Арсений.

Решение есть!

Но не совсем всё так мрачно. Есть «лучи света» – люди, которые хотят помочь в лесовосстановлении, посадить на вырубках деревья – просто хотя бы в память о себе. И когда человек сажает дерево, он хочет быть уверен, что на этом месте не будет свалки, что его деревце будет здесь расти долгие годы. Однако, такой гарантии, по словам Арсения, он дать не может.

Выходит, мы плохие хозяева – пригласить пригласили, а в доме не прибрано. Кто-то нам подарок сделал – дерево посадил, а мы его сохранить не сумеем. Но своими силами навести в лесу чистоту я не смогу и не буду, ведь не я же этот мусорный беспредел устроил. Может быть, если каждому его мусор домой приносить, в районе нашего хозяйства и получится навести порядок. Но вряд ли можно будет такими способами навести порядок на всех прилегающих территориях. Ведь всем наплевать, просто наплевать. Но если вам наплевать, если вы так живёте, то почему вы всегда ругаете правительство? Почему вместо того, чтоб взять клочок бумаги, который лежит на тротуаре, донести его до урны и выбросить туда, начинаете кричать: «Давайте организуемся, наймём дворников и будем платить им зарплату»!? Надо понимать, что никто не решит наши проблемы, пока мы сами не начнём их решать. А то кругом мусор и меньше его не становится. Скоро будем в нём по уши. Мы хотим так жить? Я – нет.

Николай ПЕТРОВ

Фото: Вот таких свалок по дороге от деревни Ракшина до базы охотхозяйства в урочище Новая деревня – не меньше полусотни. Фото предоставлено Арсением Субботиным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *