Мой первый марафон

Заканчивался зимний сезон и учебный год. Мы учились на первом курсе тренерского факультета лыжного института. Вуз был новый, только что открытый руководством республики. В пятницу заходит к нам в учебную аудиторию наш декан Анатолий Ефимыч, в прошлом известный лыжник нашего края, и объявляет: «В воскресенье, в рамках зачёта по лыжному спорту, все бежим марафон от с. Альняш до нашего города. Добавляю, – расстояние будет классическое – 50 км с двумя пунктами питания».

Гробовая тишина… «Вопросы есть?» – продолжил Батя. Про себя мы уважительно звали декана Батей.

«А те, кто болеет?», – спросит мой однокашник Роман.

«Не бегут только хромые, олухи и спецгруппа», – отрезал декан. Мы поняли, что вопрос исчерпан. Вышеперечисленных категорий у нас, понятно, не было…

На улице был конец марта. Уже хорошо таяло, светило яркое солнце. С субботы на воскресенье полил дождь, сильно таяло. Утром у меня ещё были тайные мысли, что вдруг из-за погодных условий марафон отменят.

Однако, посмотрев в окно общежития, увидел, что старенький институтский ЛАЗ стоит уже на полном пару.

Мы с однокурсниками взяли с собой много жидкой мази для смазки лыж. Надели свои лыжные комбезы, на ботинки натянули сверху носки, так как было сыро, и везде шла вода.

Приготовил себе витаминный напиток в термос. Взял с собой. Выехали к месту старта вовремя. Запомнилась процедура смазки лыж в этот день. Наши бывалые лыжники, отслужившие уже в армии, – Пётр и Григорий, – нам подсказали, что надо лыжи покрыть тремя слоями жидкой мази. Мы так и сделали. Мой друг Володя, который занимался борьбой-каратэ, но учился с нами, тоже сдавал зачёт. Лыжи он нашёл, чтобы бежать с нами марафон. Однако, было видно, что он первый раз мажет лыжи. Но Володя старался изо всех сил. В это время в помещение, где мы мазали лыжи, вошёл Батя, хозяйским бывалым взглядом посмотрел на всех нас, подбодрил всех, пожелал удачи. Заметив, как Володя мажет лыжи, декан спросил его: «Что, Чикуров, лопатой что ли лыжи мазал?». Мы, понятно, сдержали смех…

Старт соревнований был намечен на 11 утра. Было общее построение, объяснили трассу, сказали, где будут пункты питания. Добавили, что тех, кто по состоянию здоровья не сможет дойти, будет подбирать карета скорой помощи, которая будет сопровождать сзади. Про сотовые телефоны, понятно, в тот период никто из нас даже не мечтал.

С криком: «Ура!» мы все 123 участника стартовали в дальний путь. Володя Чикуров решил пройти, сколько сможет. Меня попросил его не бросать, не оставлять одного на трассе. В хорошем, веселом настроении мы прошли десять километров. Лыжню нарезали по лесу, вдоль реки. Местами, конечно, она была плохая, и ещё большие лужи пришлось проходить. Ботинки быстро стали сырыми. Володя решил сойти, он захотел сильно в туалет. Когда он ушёл в кусты, мимо нас проехала машина скорой помощи. Я не успел её остановить, и из-за большого бугра врачи в скорой нас с Володей не заметили.

Надо было видеть лицо Володи, когда он понял, что машина скорой помощи прошла мимо… К этому времени он уже был полностью мокрый, так как успел дважды упасть в лужи. А погода начала резко меняться, подмораживало. Вдруг из-за кустов выехал снегоход «буран», за рулём которого был наш декан Анатолий Ефимыч. «Ну, что, снимайте лыжи, горе-лыжники, садитесь!», – говорит Батя. «Забирайте Володю, он весь мокрый, а я пойду своих ребят догонять!», – ответил я и отправился по трассе вдогонку за лыжниками.

Вскоре догнал группу прыгунов на лыжах с трамплина. Они остановились и решали, продолжать гонку или сойти. Спросил у ребят, всё ли у них в порядке. Услышав утвердительный ответ, отправился дальше.

Догнал биатлониста Колю Степанова. Он жаловался, что у него бок болит. Какое-то время шли с ним вместе, вспомнили про первые соревнования, институтский туристический слёт. Бок у него отпустило. Дошли вместе с Колей до первого пункта питания, который располагался недалеко от деревни Нижняя Гарь. Тут я догнал уже многих своих однокурсников, которые также успели промокнуть по трассе и решали, что делать дальше – продолжать гонку или сойти. По ходу гонки мороз крепчал.

Степанов сказал, что он ещё на пункте питания задержится. Он, оказывается, в кармане своего комбинезона заначил несколько котлет и решил подкрепиться.

На пункте питания стояли два больших термоса. Мне достались остатки былой роскоши – полстакана лимонного напитка. Правда, он уже был холодный. Выпив напиток, отправился дальше по лыжне.

Погода резко изменилась. Стало очень холодно. После финиша уже узнал, что в этот день ближе к обеду мороз ударил под 30 градусов. Дальше лыжня проходила через густой лес, идти было немножко теплее. Догнал пятерых ребят из другой группы. Двое из них сломали лыжные крепления, и пытались что-то смастерить. Сзади по трассе опять послышался гул машины скорой помощи. «Мужики, – говорю, – если что, машина скорой сзади, не мёрзните», – и двинулся дальше.

Приближался второй пункт питания. Уже после финиша я узнал, что у деревни Гаревая машина с термосами с чаем и напитками для участников соревнований перевернулась. Чай и витаминный напиток вытекли на землю. По этой причине многие участники остались без дополнительного питания и не дошли до финиша. Мне повезло. На втором пункте питания мне налили горячий чай наш преподаватель физиологии Нина Александровна и лаборантка кафедры истории Оля. Тут я вспомнил про свой термос с напитком, который я забыл в нашем автобусе. Как бы он пригодился в этот момент.

Иду дальше. Догоняю Романа, своего однокурсника. Вижу, что он еле идёт. «Рома, ты как, дойдёшь?» – спрашиваю. – «Дойду, – отвечает, – только очень есть хочу». Отдал ему долгоиграющую «барбариску». В отличие от Коли Степанова, который смекнул взять котлеты с собой (правда, ни с кем не поделился), я взял с собой на соревнования только две «барбариски». Обе пригодились.

Двигаясь по трассе дальше, догнал ещё группу лыжников из города. Они, поддерживая друг друга, двигались к финишу. Сказали, что всё нормально, тихонько дойдут. Ушёл вперёд дальше.

За два километра до конца марафона догнал Сашу Колупаева. Он слыл сильным лыжником, но в тот момент был обессиленный и обморозил щёку. Натёрли ему снегом щёки. Он сел на пенёк. Из-за поворота показалась машина скорой. Я махнул рукой скорой, указал, куда подъехать, кивнув Саше, направился на финиш.

Финишировал восемнадцатым. Мороз был уже под сорок градусов. На финише, учитывая сложившуюся на трассе обстановку, меня осмотрели врачи, напоили чаем, вручили первую медаль за участие в марафоне.

Однокурсник Рома, который всё-таки также обморозил щёки, когда после финиша уже отошёл, показывал их (щеки) мальчишкам и говорил: «Чуешь, марафон!».

Это был мой первый марафон. Это была проверка характера, проверка себя и в жизни, и в спорте. Этот опыт первого марафона пригодился позже в других зимних и летних марафонах, и других соревнованиях.

 

Г. И. Мальцев, к. и. н., доцент.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *