По следам одного газетного материала — Парма

По следам одного газетного материала

В феврале этого года в одном из номеров газеты «Парма» был опубликован материал под названием «Тени забытых предков». В заметке на основе архивного судебного дела рассказывалась непростая история двух братьев Ивана и Якова Лукиных, попавших в 1934 году под жернова административной системы.

Большая трудолюбивая крестьянская семья Лукиных пыталась спастись от незаслуженного ярлыка – «кулак» и разделилась на три хозяйства, три двора. Однако это им не помогло, и на одном из собраний Ляминского сельсовета братьев обязали сдать твёрдое задание по молоку, мясу, яйцам, а также потребовали от них поехать на лесозаготовки и заготовить по 400 кубометров древесины. Тяжёлый непосильный труд на лесозаготовках для двух уже пожилых крестьян был той чашей терпения, которую они не смогли выдержать. За недовыполнение плана по лесозаготовкам и за контрреволюционные разговоры братья Лукины были арестованы и осуждены каждый на пять лет. Но пришла и к ним всё же какая-то справедливость. Через полгода приговор Коми-Пермяцкого окружного суда был отменён, и братьев освободили. Какой-то добрый человек помог им написать жалобу в Верховный Суд или сама административная система ещё не набрала к тому времени всей репрессивной мощи, во всяком случае, сейчас трудно найти истинную причину счастливого избавления братьев от неминуемой гибели в лагере. Автор обратился к читателям газеты с этим рассказом о братьях Лукиных, жителях деревни Тыла Косинского района, и попросил откликнуться тех, кто может что-нибудь рассказать о дальнейшей судьбе большой коми-пермяцкой семьи Лукиных.

И вот недавно мы получили отклик на этот материал. А затем состоялась интересная встреча с одним из потомков семьи Лукиных. Скажу сразу, что сейчас бы я уже изменил название своего материала. Нет, не забыты предки, не забыта семья Лукиных! Бережно хранят потомки Лукиных память о своих корнях, собирают по крупицам всю информацию о своей семье, о малой Родине. Значит, не напрасны были труды автора, рассказавшего в газете много подробностей о крестьянской жизни Лукиных в далеком 1934 году. Познакомиться с материалами архивного дела, почитать протоколы допросов Лукиных, подержать в руках исписанные одним из братьев листочки тетрадного листа приехала из города Кудымкара Лидия Алексеевна Дёмина, в девичестве – Лукина. Она приехала вместе со своим мужем и племянницей-школьницей. У Лидии Алексеевны два сына, старший работает звукорежиссёром в Коми-Пермяцком драматическом театре им. А. М. Горького в Кудымкаре, младший сын работает врачом-травматологом в городе Кунгуре. Сама Лидия Алексеевна работает в Кудымкаре юристом в «Перэнергосбыте». Как мне рассказала Лидия Алексеевна, в семье Лукиных был ещё один брат – Алексей и три сестры – Дарья, Анастасия и Анна. Отец семейства Фёдор Дмитриевич Лукин после революции женил младшего сына Алексея на самой бедной жительнице села Зинково, и жила семья Алексея вместе с отцом, поэтому отдельное хозяйство он не вёл. Алексей Лукин с семьёй остался в деревне Тыла, у него были три сына Николай, Иван и Павел. Иван Алексеевич и Павел Алексеевич воевали в Великую Отечественную войну и пропали без вести. Николай Алексеевич после войны был избран председателем колхоза, работал наравне с колхозниками, умер от переохлаждения. А его дочь – Лукина Анна Николаевна 1937 г. р., живёт сейчас в Кудымкаре вместе со своей дочерью – Деминой (Лукиной) Лидией Алексеевной. Вот и получается, что её мама – племянница братьев, а Лидия Алексеевна – внучатая племянница.

Отец семейства Фёдор Лукин выдал и всех своих дочерей за бедных крестьян – всё с одинаковой целью избавления их от возможных преследований. А что же было с братьями? После освобождения братья Иван и Яков вместе со своими семьями уехали из деревни Тыла. Один – в Соликамск, а другой – в Усолье. Там также нелегко складывалась их жизнь, но, во всяком случае, они спаслись от дальнейших репрессий и больше не были арестованы. Работали братья на стройках Соликамска и Березников, жили семьями на съёмных квартирах, порой просто снимали баню, поскольку не имели возможности построить или купить дом. Здесь теряются их следы, известно лишь, что они умерли и похоронены в Усолье и в Соликамске. Глава семейства Фёдор Лукин тоже не стал задерживаться в деревне и уехал в город Лысьва. Три его дочери со своими семьями уехали вместе с ним и работали на Лысьвенском заводе по производству эмалированной посуды, а в годы войны изготавливали знаменитые солдатские каски. По всей видимости, много потомков Лукиных трудятся и сейчас на этом заводе. Вот так большая семья Лукиных была вынуждена оставить своё хозяйство, покинуть родовое село и сменить сельский труд на рабочую профессию. Но все они продолжали хорошо трудиться и на новом для себя месте. А как рассказывала Анна Николаевна Лукина, отец завещал ей, чтобы никто из семейства Лукиных в будущем не заводил семью с кем-нибудь из представителей семьи того самого председателя сельсовета по фамилии «Ф». И не из-за обиды или какого-либо чувства мести такой был наказ, хотя, судя по документам, этот «Ф» просто преследовал братьев и старался их выжить из деревни. Отец говорил, что семейной жизни с ними не получится, поскольку вся семья «Ф» ленивые, работать в поле не любят. Лукины же привыкли работать в поле по 12 часов, а потом ещё со скотом заниматься и весь свой скромный достаток достигли тяжёлым трудом.

Рассказывали старожилы села, что после уезда Лукиных из деревни председатель сельсовета «Ф» забрал с их двора все дрова, заготовленные на зиму и увёз на своё подворье. Видимо, ещё чем-нибудь поживился из оставленного Лукиными скарба. Но не пошло ему это впрок. Как говорят, умер он вскоре после тяжёлой болезни, а вслед за ним умерли и все его дети. Обо всём этом вели мы неспешную беседу с Лидией Алексеевной Дёминой (Лукиной), листали пожелтевшие страницы уголовного дела. И я видел, насколько глубоко её волнуют эти неизвестные страницы жизни её семьи. Ведь об этом эпизоде в их семье старики старались молодым не рассказывать, обходились намёками и обрывочной информацией. Но закончить своё повествование я хотел бы вот чем. Сейчас деревни Тыла уже не существует, последние жители покинули её в 1960-х годах. На месте домов – разрушенные фундаменты и высокий бурьян. А рядом с бывшими подворьями Лукиных растёт высокий кедр. Бывшие жители деревни Тыла всё же сохранили память о своих предках, и недавно недалеко от этой деревни на месте старого монастыря они за свои деньги возвели деревянную часовню и освятили её. Лидия Алексеевна Дёмина (Лукина) принимала активное участие в организации строительства часовни и купила иконы для иконостаса. Я рассказал ей, что её прадед Фёдор Дмитриевич Лукин с 1912 г. по 1919 г. был церковным старостой в том монастыре, пока его не разрушила революция. Вот таким чудесным образом замкнулась цепь времён, и лучшей памятью для Лукиных и всех его односельчан, уехавших из села или незаслуженно репрессированных, будет теперь стоять эта деревянная часовня.

 

В. Е. Яковенко, полковник милиции в отставке, кандидат юридических наук.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *