Один дома

Житель Кудымкара грозится устроить митинг из-за «чиновничьего беспредела»…

Житель Кудымкара Василий Отинов считает, что власти города недодали ему квадратных метров жилья по программе переселения из ветхого и аварийного жилья, затем пытались «подселить к алкоголикам и туберкулезникам», а потом вообще предложили за его «квартиру» слишком маленькую компенсацию. Таким образом, по его мнению, нарушены его «конституционные права». Из-за этого Отинов собирается устроить митинг, чтобы выразить недоверие главе города Ивану Мехоношину и главе Коми-Пермяцкого округа Виктору Рычкову.

– Я оказался бомжом, мне терять нечего! – восклицает 40-летний мужчина, сидя на диване в маленькой комнатушке в доме № 43 по Максима Горького.

Он живёт в деревянной 16-квартирке напротив бывшего РМЗ один. Все другие жильцы, включая его мать и младшего брата, переселились в новостройку в 12-ом микрорайоне. В двухэтажном здании нет электричества. Местами в окнах нет стёкол.

– Печки не даю разбирать! Караулю дом сутками, а то ведь уже были случаи мародёрства, – рассказывает Василий.

Покидать подлежащий сносу из-за ветхости и аварийности дом он не намерен, «пока не добьётся правды».

В его собственности в этом доме 8,8 квадратных метров в жилом крыле, которое по сути представляет собой коммунальную квартиру из четырёх комнат-квартир, общих кухни и коридора.

– Представляете, мы тут втроём жили – я, ещё прописаны сын и брат жены, – мужчина показывает комнатушку, в которой и развернуться негде: один диван, стол, сервант, на нём стоит телевизор, печка.

В этом доме он родился и вырос. Как говорит Отинов, в 2009 году он взял по договору социального найма однокомнатную квартиру бабушки, те самые 8,8 квадратных метров, а затем – в 2012 году – приватизировал. Правда, договор о передаче в собственность Отинова квартиры № 13 в доме № 43 по улице Максима Горького датирован 2009 годом, подписывал его тогдашний и. о. главы администрации города Евгений Желудков, а в 2012-ом Отинов получил свидетельство о праве собственности.

К этому времени дом как два года был уже признан межведомственной комиссией аварийным и подлежащим сносу. Отинов уверяет, что не знал об этом и что в администрации города ему об этом не сообщили. С этого времени мужчина начинает отсчёт нарушений, якобы допущенных властями.

В 2013 году постановлением администрации Кудымкара была утверждена муниципальная адресная программа по переселению граждан из ветхого и аварийного жилищного фонда города на 2013 – 2017 годы. Дом № 43 попал в эту программу. По ней собственникам и нанимателям жилья администрация должна была компенсировать жилые площади в равнозначном виде. Эта программа при этом не направлена на улучшение жилищных условий.

В декабре 2014 года Отинов как собственник аварийного жилья подписал письменное согласие на переселение и обязался не совершать никаких действий с жилым помещением.

По его словам, в марте 2017 года администрация города наконец-то предложила ему взамен комнату в 12,7 квадратных метров в трёхкомнатной благоустроенной квартире в новостройке в 12-ом микрорайоне, но только устно. Других вариантов, уверяет мужчина, ему не предлагали вообще.

– Там общая кухня, общий туалет, общая ванная. Почему я должен делить пространство с чужими людьми – туберкулезниками и алкоголиками? – возмущается Отинов.

Он подсчитал, что ему должны были выдать полноценную квартиру площадью не меньше 14,33 квадратных метров.

– 8,8 – это только моя квартира, жилая площадь. Но в помещении я использовал общую кухню площадью 9 квадратных метров, коридор общего пользования 9,7 квадратных метров. Если суммировать их и разделить на собственников 4 жилых помещений, то получается, что мне положено дополнительно 4,675 квадратных метров. Кроме того, нужно ещё включить русскую печь, которая занимает 0,855 квадратного метра. В итоге при сложении жилой площади со вспомогательной получается 14,33 квадратных метров. Но администрация в расчёт почему-то берёт только жилую площадь, – говорит Отинов.

В итоге после его возмущений администрация города, по его словам, просто отдала эту комнату другим переселенцам.

– А я ведь не отказывался от этого помещения! Никакого отказа я не подписывал! – говорит Отинов.

Далее администрация города, по словам Отинова, решила в судебном порядке изъять его собственность, выкупив жилое помещение, но забыв при этом о земельном участке рядом с домом.

– Они мне предложили 252 тысячи 689 рублей. И это центр города. Что я куплю на эти деньги, какое жилье, какую собачью конуру? Да у меня баня рядом с домом новенькая, она только 300 тысяч стоит, – возмущается Отинов.

Во время судебного процесса он подал встречный иск, в котором просил обязать администрацию города предоставить-таки жилое помещение – квартиру.

– Но мои доводы, что я не отказывался от предлагаемой жилплощади и готов был переселиться, суд не принял. В это же время я обратился в администрацию города с заявлением о деприватизации, это возможно по федеральному закону «О приватизации жилищного фонда РФ». Администрация города обязана в таком случае принять моё жилое помещение, а со мной заключить договор социального найма. С даты подачи такого заявления должен измениться мой статус в жилищном вопросе, я больше не собственник помещения и, следовательно, изымать с выкупом у меня нечего, – рассказывает Отинов.

Однако, 19 октября, спустя 10 дней после подачи заявления о «деприватизации», Кудымкарский горсуд иск администрации об изъятии удовлетворил. И Отинов вступил в новую фазу поиска правды – подал апелляционную жалобу с требованием отменить решение горсуда из-за того, что не суд принял во внимание его заявление о «деприватизации».

– Суд назначен на 20 декабря. Я организую митинг, будем собирать подписи за отставку Мехоношина и Рычкова в связи с утратой доверия. Нельзя мириться с таким беспределом, – хлопает правозащитник Отинов по пухлой зелёной папке с письмами, обращениями, исками, ответами. В ней килограмма полтора разных документов, связанных с его переселением.

 

Анастасия Хорошева, фотография автора.

 

Администрация Кудымкара объясняет

Четырёхлетняя программа переселения из ветхого и аварийного жилья завершается, а Отинов – один-единственный из 633 кудымкарцев, попавших под переселение, с которым вопрос никак не решён.

– Всего мы ему предлагали три варианта. Причём начали с ним работать в ноябре 2016 года. Ходили вместе, осматривали предлагаемое ему жильё в новом доме в 12-ом микрорайоне. Первый вариант – комнату площадью 12,7 квадратных метров в трёхкомнатной квартире, о которой он говорит. Мы, кстати, проверяли, и тот человек, которого он тогда и сейчас называет туберкулёзником, здоров, у него маленький ребёнок. Второй вариант – переселить их вместе с мамой в двухкомнатную квартиру – ему одна комната, матери с братом – другая. Но он даже не стал рассматривать этот вариант. Это, наверное, неэтично, дословно воспроизводить его слова, но смысл таков, что он не захотел жить в одной квартире с братом. И третий вариант – переселить Отинова, его маму и брата в две комнаты в трёхкомнатной квартире. Третью комнату они при желании могли бы выкупить. Но и этот вариант его не устроил. В ответ на одно из трёх наших письменных обращений ответил – прислал письмо с требованием дать квартиру, а не комнату. Последние полгода он нас просто игнорировал, даже не отвечал на телефонные звонки. Мы были вынуждены отправить ему заказным письмом уведомление с просьбой явиться, поскольку за ним была зарезервирована комната, а он не давал никакого ответа – ни согласия, ни отказа. Комната просто простаивала, и мы не могли переселить туда людей. В письме мы прописали, что неявка будет расцениваться как отказ. Он не пришёл, – поясняют специалисты отдела жилищных отношений администрации Кудымкара. – Сейчас программа переселения завершается, и если мы не закроем её в этом году, то последуют штрафные санкции в отношении муниципалитета со стороны Минстроя Пермского края.

Администрация была вынуждена обратиться в суд, чтобы изъять его жильё с предоставлением выкупной цены. Эта мера прописана в Жилищном кодексе, если не достигнуто соглашение с собственником жилья о компенсации.

Сумму компенсации – 252 тысяч 689 рублей, – по словам специалистов, определило предприятие «ПроСервис Пермь», выигравшее конкурс на проведение оценки. Его выбрали по результатам конкурса. Было оценено не только жилое помещение с учётом мест общего пользования, а также часть земельного участка, на котором стоит дом. 69 тысяч 960 рублей приходятся на землю, а вся остальная сумма – на комнату и долю на кухне и в коридоре.

Требования Отинова предоставить ему квартиру, причём площадью в 14,33 квадратных метра, по словам чиновников, не имеют никаких оснований.

– Мы опирались на данные из свидетельства о праве собственности на жилое помещение и технический план. По свидетельству Отинова, ему принадлежит квартира площадью 8,8 квадратных метров. В соответствии со статьей 42 Жилищного кодекса доля в праве общей собственности на общее имущество в коммунальной квартире собственника комнаты пропорциональна размеру общей площади указанной комнаты. У Отинова эта доля составляет 2,2 квадратных метра. Итого получается всего 11 квадратных метров, – поясняют в администрации.

Жильё Отинова является именно комнатой. Оно не соответствует признакам квартиры, прописанным в Жилищном кодексе. Чтобы жилплощадь можно было классифицировать как квартиру, помещение должно быть структурно обособленным, с собственными санузлом и кухней.

– В ходе судебного заседания был заслушан эксперт из центра технической инвентаризации. Он пояснил, что жильё Отинова является не квартирой, а комнатой, в свидетельстве о праве собственности допущена ошибка. Другие помещения в этой квартире также являются комнатами, а не квартирами, – говорит начальник правового управления администрации Кудымкара Анатолий Меликов.

По данным администрации, восьми кудымкарцам, жившим в таких же стеснённых условиях, как Отинов, предоставили комнаты в трёхкомнатных квартирах, и люди уже переселились.

В «деприватизации» администрация города Отинову отказала, поскольку его жилплощадь непригодна для проживания.

– По закону «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» жилье действительно можно возвратить в собственность муниципалитета, и администрация действительно обязана её принять, но при этом необходимо заключить договор социального найма на это жильё с бывшим собственником. Но для того, чтобы заключить этот договор, жильё должно быть пригодным для проживания. В случае Отинова жильё признано аварийным, вселять туда жильцов нельзя, – поясняет Меликов. – Отинов снова обратился в суд, оспаривает наш отказ. Но поскольку в вышестоящей инстанции уже рассматривается его жалоба на решение об изъятии принадлежащей ему комнаты, и эти дела взаимосвязаны, то производство приостановлено до вынесения решения апелляционной инстанцией.

Кстати, всего во время реализации программы переселения, по словам Меликова, в суд из-за того, что не устроили предложенные администрацией условия, пошли три человека: Василий Отинов, его мама (она жила по договору соцнайма, отказывалась от квартиры-студии) и ещё один человек, требовавший предоставить ему дом в деревне. Два последних судебных процесса администрация выиграла.

 

ОФИЦИАЛЬНО

Администрация Кудымкара согласовала проведение митинга, инициированного Василием Отиновым на 22 декабря, на пересечении ул. Калинина и Пролетарская. Это единственный в городе «гайд-парк» — место, где по решению Кудымкарской городской думы разрешено проводить публичные мероприятия. Ранее Василий Отинов дважды подавал уведомления о проведении митинга — 7 и 8 декабря. Но по результатам рассмотрения ему было отказано в согласовании мероприятия. В первом случае уведомление поступило от НКО «Пермский региональный правозащитный центр «Фемида» в защиту политических, экономических, гражданских, трудовых прав трудящихся России, а также выходцев из стран СНГ» с печатью организации и подписью директора Василия Отинова. Но заявившая о проведении митинга организация, по данным Налоговой службы, прекратила свою деятельность в сентябре 2017 года. Во втором случае Василий Отинов выступил как физическое лицо. Местом проведения митинга он заявил пересечение улиц Лихачева – 50 лет Октября. Однако эта площадка не способна разместить указанное в уведомлении число участников митинга – до 500 человек. Это создало бы угрозу общественной безопасности.


Комментарии: