От крестьянки до королевы

Её можно отнести к той категории женщин, которые «коня на скаку остановят, в горящую избу войдут». Но даже этого про неё будет сказано мало. В крестьянском хозяйстве она лихо справляется с любой работой – вплоть до ремонта крыши дома. Бензопила «Штиль» в её руках – явление обычное. Поднимаясь на театральные подмостки, – она превращается в королеву сцены.

А между тем, театр Алевтину Власову волновал мало. Всё решил случай.

Однажды в спектакле Коми-Пермяцкого театра она увидела артиста, который произвёл на неё сильнейшее впечатление. Её охватило желание с ним познакомиться. Она стала активно разрабатывать план действий. «Надо выучиться на артиста и устроиться работать в этот театр», – решила она. И поехала в Пермский институт культуры поступать «на артистку». Оказалось, что там готовят режиссёров театрального коллектива. Работать в каком-нибудь сельском клубе девушку совсем не устраивало. А тут ещё и деньги у неё украли. Жить – не на что, сообщать домой – неудобно. Её охватила тоска.

Но Алевтина не хотела сдаваться. Что-то ей подсказывало, что надо попробовать поступить в театр без образования. И она вернулась в Кудымкар. Оказалось, что такая возможность действительно есть – при условии, если пройти определённые экзаменационные испытания. На прослушивании от художественного руководителя театра Владимира Гуляева девушка совершенно неожиданно услышала: «Вы почему в комбинезоне пришли, ноги кривые?» Столь же неожиданно для себя она выпалила в ответ: «Нет!» Выполнив все творческие задания, Аля с нетерпением ждала результата. И случилось! Объявили, что она принята во вспомогательный состав труппы. Однако, её пока больше всего волновала встреча с тем молодым человеком. Но оказалось, что к тому времени он уволился и уехал…

Алевтине Власовой ничего не оставалось, как знакомиться с театром. На первых порах ей было поручено суфлировать. Подавая текст актерам, она невольно вовлекалась в репетиционный процесс. Скоро она стала понимать, что всё это ей начинает нравиться. А тут пришла и первая роль – Гришутки в спектакле «Порог» А. Дударева. Вместе с радостью пришла новая неожиданность. Играть маленького мальчика для неё было как-то странно. А жанр драмы требовал от неё ещё и больших внутренних затрат. И эта роль словно указала на огромный драматический потенциал будущей актрисы. А пока она встала на путь освоения театральной школы. Её пытливый ум брал уроки из всего, что так или иначе было связано с театром. Аля внимательно следила за тем, как рядом работают опытные актёры, как они готовятся к выходу на сцену. Творческое состояние театра в тот период определяли народная артистка РСФСР Анна Котельникова, заслуженные артисты РСФСР Владимир Мазеин, Рудольф Караваев, Людмила Столярова, Галина Шавкунова, Дмитрий Маркелов, Николай Крохалев. Художественное руководство осуществлял народный артист РСФСР Владимир Гуляев, главным художником работал заслуженный художник РСФСР Дмитрий Евстигнеев. Аля варилась в среде, которую создавали прибывшие тогда выпускники второй национальной студии при Ленинградском институте театра, музыки и кинематографии. Большую подпитку давали производственные совещания, где коллективно обсуждался каждый выпускаемый спектакль.

В немалой степени материал для своих ролей Алевтина брала из самой жизни. Подглядеть, внять, взять на вооружение и в подходящий момент использовать в своей работе – это стало для неё увлекательным процессом и подспорьем для актёрской кухни. Характеры, создаваемые ею, становились удивительно правдивыми, неожиданными, яркими.

Важнейшую роль в становлении актрисы Алевтины Власовой, несомненно, сыграли режиссёры, у которых она работала. В первую очередь, это Владимир Гуляев, Станислав Мещангин, Виктор Узун. Актриса прекрасно понимала, что должна ускоренно осваивать и теорию, и практику одновременно. Она очень рано получила доверие на роли. Это радовало её, стимулировало, но ещё больше – обязывало. Работа давала уроки, и в то же время требовала от неё непременного результата. Такое обстоятельство закаляло её характер, научило трудиться – много, кропотливо и ответственно. Со временем она выработала для себя свод правил, среди которых: как можно больше накапливать энергии, не растрачивать себя попусту, работать честно, на пределе своих возможностей, избегать всякой «шелухи».

Сегодня она благодарна опыту своей жизни: «С годами я усвоила очень важные вещи: не спешить давать оценки другим, не учить их уму-разуму, а прежде разобраться в себе; избегать суеты, сохранять душевное равновесие и внутреннюю свободу. Что-то пришло ко мне с болями. Однажды пришла потребность пойти в церковь. Ответы на наболевшие вопросы нашла именно там». Но такова уж участь актёрская: чем больше пережил, тем больше вынес на сцену.

Сейчас Алевтине Анатольевне есть, с чем выйти к зрителю. Образы, создаваемые актрисой, часто достигают невероятной правды, пронзительности и огромного масштаба звучания. Она способна растревожить самые «глухие» души. И возникает невольное желание заглянуть в её «актёрскую кухню». Актриса не отказывает: «Роли репетирую по-разному. На первых читках стараюсь как можно быстрей «нащупать» будущий образ. Бывает, что никак не получается его уловить. В любом случае, первой направляющей для меня является эмоция. Дальше мне надо её проверять, прятать и выходить на другой уровень понимания роли. Получается по-разному. Зависит от многого. В большей степени – от режиссёра. В связи с этим вспоминается подготовка спектакля «Ну, как там Ахматова?». В рамках самостоятельной работы инсценировку и постановку осуществлял Альберт Макаров. Сроки были рекордно сжатые, материал сложный. Как можно играть Ахматову? Даже подумать о этом страшно! Но Альберт доносил замысел спектакля и мои актёрские задачи очень просто и доступно, что увлекало и очень помогало в этой ситуации. Спектакль получил хороший резонанс. Но о полном раскрытии образа пока здесь не может быть речи. Мне его постигать и постигать ещё».

Для многоплановой актрисы Власовой особой темой является детский репертуар. Здесь она, пожалуй, преуспела, как никто другой. Не только количеством сыгранных ролей, но и их многообразием. «Очень люблю играть сказки. Могу разговаривать голосами их героев везде и бесконечно. Особенно много переиграла мышей (в спектаклях «Домик для Гидры», «Дюймовочка», две мышки – в сказке «День рождения кота Леопольда»)», – говорит Алевтина. Роль серой мыши и сам спектакль давно вошли в историю театра. Много было на её творческом пути и других зверушек, прелестных, удивительно обаятельных, вызывающих восторг и пробуждающих любовь к «братьям нашим меньшим».

А когда актриса Власова работает в комедийном ключе, предела изобретательности для неё как будто не существует: «Очень люблю острохарактерные роли. Там всегда есть, что делать. В них заложена большая энергетика». С каждой из таких работ актриса научилась являть новый образ, новый характер, со своей манерой поведения, пластикой, мелодикой речи, дикцией (Сваха – «Гӧтрасьны, дак гӧтьрасьны» В. Климова, Кузика – «Капа, Кузика, Парась да Маня» Т. Савельевой, Мамаша – «Калека с острова Инишмаан» М. Макдонаха, Паша Маленькая – «Зимы не будет» В. Ольшанского). И уж мало, кто не попадает в плен её творческого обаяния.

Алевтина Анатольевна не обольщается успехом. Её это волнует меньше. Куда интересней для неё процесс работы над ролью и её материал. Она многое уже сыграла. Но и немало того, что могло быть сегодня в её творческом багаже. Но она умеет ценить, что имеет: «Много лет мечтала сыграть в хорошей драматургии о войне. И получила Анну в спектакле «Саня, Ваня, с ними Римас» В. Гуркина. Для меня она очень значима. В ней есть, о чём говорить – по-настоящему, по большому счёту. В последнее время большую творческую радость испытала от работы с московским режиссёром Татьяной Ворониной («Эшелон», «С любимыми не расставайтесь»). Это был очень интересный процесс, но сложный, так как до неё не было опыта работы в такой стилистике».

За большими достижениями актрисы Власовой порой стоит мучительный поиск: «Когда роль не получается, настроение падает. В такие минуты самоедством не занимаюсь, ищу варианты разрешения ситуации. В моём репертуаре были роли, которые, на мой взгляд, сложились не совсем удачно. К таким могу отнести Синву («Дочь седого тумана»). Это была для меня первая большая роль на коми-пермяцком языке. Он-то и усложнил мою работу. И здесь претензии, в первую очередь, предъявляю к себе. Кстати говоря, коми-пермяцкий язык активно практиковать я стала, работая в театре».

Свою работу на сцене Алевтина Власова рассматривает не как отдельно сыгранную роль, а как коллективное творчество. Для неё нет «я сыграла», есть – «мы сыграли сцену, спектакль». И только со своими монологами она остаётся наедине. За них она отвечает только сама. С ними она выходит перед зрителем на такое откровение, словно ретранслирует через себя космос. Смотришь на неё и думаешь: откуда это в ней эта силища?! «Я испытываю мощный зов корней. Меня нестерпимо тянет в мой родной посёлок Весёлый мыс. К великому сожалению, папы уже нет. Сейчас там живёт одна мама. Но мы с братьями, сёстрами часто собираемся у неё. Я еду при любой возможности. Это мой райский уголок. В посёлке меня все знают, охотно и просто разговаривают со мной, исключительно на «Вы». В любое время года люблю одна ходить в лес – как на свидание с ним. И непременно в папиной одежде – она меня греет. Лес даёт силы, приводит в порядок мысли, умиротворяет душу. И совсем не обязательно, найду я там какие-нибудь грибы или ягоды. Здесь нет для меня потребительского интереса. Сила леса – в другом, в более важном». Очевидно, вот где находится один из главных источников питания её большого таланта, где берёт он своё начало.

Не каждому удаётся развить заложенный природой потенциал, пробить ему дорогу. Алевтине Анатольевне Власовой это удалось сполна.

 

Нина Голева. Источник фото: vk.com/teatrkpo.


Комментарии: