На лице написано. Ученые из Москвы рисуют обобщенный портрет коми-пермяка

В Коми округе работает группа ученых-антропологов. Они измеряют части лица коми-пермяков, чтобы потом вывести обобщенный портрет коми-пермяка и коми-пермячки. Хотя уже сейчас антропологи говорят о национальных особенностях носа.

Андрей Маурер замеряет показатели у бухгалтера МАУ «Газета «Парма» Ирины Бушуевой - лобный, скуловой и нижнечелюстной диаметр, физиономическую и морфологическую высоту лица, высоту и ширину носа, рта, толщину губ и межзрачковое расстояние. Через руки ученого прошли все сотрудники редакции. Фото: Анастасия Хорошева, «Парма».
Андрей Маурер замеряет показатели у бухгалтера МАУ «Газета «Парма» Ирины Бушуевой — лобный, скуловой и нижнечелюстной диаметр, физиономическую и морфологическую высоту лица, высоту и ширину носа, рта, толщину губ и межзрачковое расстояние. Через руки ученого прошли все сотрудники редакции. Фото: Анастасия Хорошева, «Парма».

Через руки ученых к этому времени прошли порядка 60 человек. Для создания портрета необходимо «обмерить», по меньшей мере, еще столько же. Тем не менее, даже судя по этим исследованиям у руководителя группы, доцентра РГГУ, одного из немногих ученых, владеющих антропологической методикой Андрея Маурера, уже вырисовывается обобщенный фотопортрет: у коми-пермяка светлые глаза, русые волосы, своеобразная форма общего профиля спинки носа.
— Должен выйти красивый портрет, — убежден учёный.


До этого времени портрет коми-пермяка никогда не обобщался, хотя исследования облика коми-пермяков проводились. По словам Андрея Марковича, до Великой Отечественной войны об антропологическом типе коми-пермяков писал Николай Чебоксаров. Но эти публикации считаются уже устаревшими. Сохранились и негативы фотографий. Они находятся на кафедре физической антропологии Академии наук.
— Я постараюсь найти негативы тех ранних экспедиций, — говорит антрополог. — Было бы чрезвычайно интересно сделать обобщенный портрет с оцифрованных пленок и сравнить с современным портретом.

Коми-пермячки. Фото начала XX века. Источник: буклет «Коми-пермяки Пермского края».
Коми-пермячки. Фото начала XX века. Источник: буклет «Коми-пермяки Пермского края».
Андрей Маурер создавал обощенные портреты русских женщин. На фото слева - по исследованиям в волго-вятской зоне, на фото справа - на Валдае.
Андрей Маурер создавал обощенные портреты русских женщин. На фото слева — по исследованиям в волго-вятской зоне, на фото справа — на Валдае.

Но, чтобы вывести портрет современного коми-пермяка, нужно «набрать» хотя бы 100 мужчин и 100 женщин, и статистически посмотреть распределение признаков — цвет глаз, цвет волос, форму носа — и в специальной программе создать обобщенный фотопортрет.
— Когда из серии индивидуальных лиц собирается один обобщенный образ, он, как правило, красивый, – замечает Андрей Маркович. — Даже если есть индивидуальные отклонения, ассиметрия, то эти особенности нивелируются и исчезают на обобщенном портрете. Как правило, он довольно ярко иллюстрирует именно конкретный антропологический вариант.
Андрей Маурер уже проводил такие исследования и с народами Камчатки, Средней Азии, Башкирии. Некоторые люди, по его словам, неохотно обследуются, их надо убеждать и доказывать актуальность поставленных задач. Коми-пермяки же ученого поразили своей открытостью и доверчивостью.
По словам ученого, увидеть обобщенный фотопортрет можно будет еще нескоро. Для начала необходимо расшифровать все данные, обобщить их, потом ждать появления денег из какого-либо гранта. Ученый полагает, что исследование будет опубликовано в сборнике «Вестник антропологии» и в одном из пермских научных изданий.

От маори к коми

Экспедиционная группа антропологов включает студентов РГГУ. Они проводят анкетирование и изучают коми-пермяцкую этнографию. Говорят, за неделю экспедиции открыли для себя коми-пермяков, что называется, изнутри.
— До приезда сюда мы владели только общими сведениями о коми-пермяках, — говорит магистрант Ольга Аничкова, специализирующаяся на Южной Индии и Океании. — Нас привез сюда Александр Черных, ученый-этнограф и фольклорист из Перми. Мы с ним были в настоящем этнографическом поле: общались с бабушками, побывали в музеях, узнали много о коми упряжи. Расспрашивали бабушек про традиционный костюм, в чем разница традиционного костюма южных пермяков от северных. Здесь есть реальное этнографическое поле, к сожалению, в Москве такого уже нет. То есть, надо далеко куда-то ехать, забираться. И мы забрались. Быть в среде — это интересно. Среда живая. Язык и культура, может быть, не так ярко выражены, но выражена кухня, воспитание детей — это всё бытует, это не ушло.
Коллегу Ольги Никиту Кожемякина интересуют коренные малые народы, в частности, угро-финские.
— Это для меня первая выездная полевая практика. Удивили потрясающие красоты и люди. Одно дело читать об этих народах в учебниках, слушать в аудиториях, другое дело самому пообщаться, услышать их язык, культуру. Для меня это ценно, — признается Никита.

Ирина Дульцева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *