Жилось нелегко, но счастливо…

Так быстротечно время… Я перешагнула за седьмой десяток. И удивительно: чем старше становишься, тем чаще вспоминаешь своё детство.
Когда моя внучка была маленькой, то никак не могла поверить, что её бабушка когда-то была маленькой девочкой. Однажды, увидев фотографии моего детства, попросила меня: «Бабушка, расскажи, как ты жила, когда была маленькой как я». И я любила рассказывать ей воспоминания о своём детстве, которые для неё казались сказкой.


Помню себя с 3-4-ёх лет. Жили мы в д. Тюмень Юсьвинского района. Это были послевоенные годы. Мама работала свинаркой на ферме, мы со старшей сестрой бегали к ней, чтобы покушать вареной, для корма свиней, картошки, её варили в больших котлах, а мы щепочками доставали оттуда картошечки, часто полугнилые. А для нас была радость – вкусная горячая картошечка. Ещё грызли мы жмых – так называли пластинки после отжима подсолнуха, которыми тоже кормили поросят. Потом мама работала кладовщицей на складе, а там горох, семя подсолнуха и разные зерновые культуры. И мы снова бегали к ней. Только теперь мама строго настрого наказала нам не брать ни зёрнышка. В то время очень строго было, за малейшее нарушение можно было попасть под суд.
Помню время, когда всем выдавали по 100 гр. муки в день на человека, мама сшила нам по маленькому мешочку под муку. Мы с сестрой по дороге домой съедали половину положенной нам порции, а из оставшейся муки мама пекла лепёшки, в которые добавляла разные травы.
У нас было два дома. В одном из них были ясли, куда брали только маленьких детей. Когда мы играли с малышами, нас в благодарность кормили кашей.
Уже в 5-7 лет детей привлекали для работы на полях, мы пропалывали поля от сорняка – «орасьны керны». 10-12-летними боронили поля после посева верхом на лошади, во время сенокоса возили копны. Мне эта работа очень нравилась. Не обходилось и без шалости. Однажды мы скакали на лошадях наперегонки, и я упала через голову лошади. Лошадь остановилась как по сигналу. А я лишь только испугалась – и дальше скакать.
Не было у нас игрушек. Мы всё больше трудились, помогая взрослым, это для нас и было игрой. Уже в 13-15 лет девочки выполняли тяжёлую работу – гребли сено вместе со взрослыми. На покос выходили почти всей деревней человек 30-40. Женщины и девушки нарядно одетые. Сенокос – настоящий праздник. На дальние луга ездили на лошадях и с песнями. Такие картинки детства запомнились на всю жизнь.
Мне удивительно, как много работали наши женщины. У всех было хозяйство, дети и каждодневная работа в колхозе, вся работа производилась вручную.
А вот ещё что вспомнилось. Мама тяжело заболела. В семье работал один отчим. Детей было шестеро, хлеба часто не хватало, порой вообще жили без хлеба на одной картошке. Иногда мы, дети, с вечера шли в магазин в соседнюю д. Мелюхино, это в 4 км. от нашей, ночевали на крыльце магазина. А поутру старались первыми протолкнуться, чтоб купить хлеба, что не всегда удавалось. Если же в наших руках оказывался кусок хлеба, мы были очень счастливы. Иногда с отцом ездили в город за хлебом, его мы брали мешка три в магазине №8, по нескольку раз в очередь вставали. Пока до дому доедем, хлеб помёрзнет весь, да и хранили его на улице. И этого мороженого хлеба хватало нашей семье на 2 месяца.
Как мы хорошо теперь живём, хлеб в магазине всегда есть, да ещё и на любой вкус. А сладостей сколько!
В деревне, в хозяйстве, всегда корова была. А прокормить её не просто было. Косить сено частникам не разрешали даже под кустами, всё косили для колхоза. Зимой выдавали сено на трудодни, заработанные на сенокосе. Но прежде ходили по домам и проверяли, сколько сена в сарае. И если им казалось много, то не выдавали. Считали, что если сена больше, чем может быть скошено в огороде, то оно краденное.
Мы всегда старались заготовить достаточно корма на зиму. Обычно это был кипряж – иван-чай и веточный корм. Отец смастерил коляску, и младшие братья возили такой корм целое лето. Такая работа им казалась игрой. После сенокоса начиналась уборка урожая. На полях работали жатки. Женщины вязали снопы и ставили суслоны. Потом суслоны складывали в скирды. Зимой скирды подвозили на тракторе в молотилку.
Летом молотили на гумне, зерно сушили в сушилках «овинах». Сухое зерно веяли. Нас, 16-17-летних, отправляли веять ночью, так как днём на поля все работать выходили. Чистое сухое зерно государству отправляли, колхозникам ничего не выдавали до тех пор, пока не выполнят план заготовки.
Помню, если дождь, на поле снопы вязать нельзя, женщины бежали в лес за малиной. Кто больше хотел трудодней заработать, шли лён рвать. Поля со льном огромные были. Это так красиво! Цветёт лён, и под ветром волнами переливается голубое море. Выращивать лён – работа нелёгкая. Сначала надо его нарвать, ставить в снопики, потом семена выбивать, расстилать для просушки, потом снова в снопики связывать и отправлять на льнозавод в Юсьву. Причём, вся работа велась вручную. Главное было – успеть убрать урожай. И если всё сложится, то и урожай богатый получали.
А ещё маленьких детей привлекали собирать на полях оставшиеся колосья. Убрать старались до последнего колоска. И сейчас во сне часто мне снится эта работа.
Вот эти первые послевоенные годы я очень хорошо помню. Нелегко жилось, но никто не жаловался, все были счастливы, что война закончилась, и время пришло восстанавливать страну, мирную жизнь налаживать. А мы – дети, самыми счастливыми были, мы жили в Советском Союзе. В школу ходили, пионерами были, комсомольцами. А то, что в лаптях росли, так не беда! Так все жили, это считалось нормой. Вот и выросли все, образование получили, добросовестно трудились всю жизнь. Да и сейчас по совести живём и радуемся тому, что имеем.
Думаю, что те, кто пережил трудные послевоенные годы, вспоминают своё трудовое детство и рассказывают свою сказку-быль внукам и правнукам.

Валентина Рачёва,
г. Кудымкар

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *