Между хлебом и землей — Парма

Между хлебом и землей

Юрлинский фермер вопреки природе, погоде и бюрократии развивает свое дело
Мульчер нужен, а урожаи, привес, надои и деньги приложатся, уверен Алексей Кудымов. Фермер из деревни Булдыри Юрлинского района со своим крестьянским хозяйством держится на плаву приличный срок — два десятка лет. И не просто держится, а стал за это время самым крупным в районе сельхозтоваропроизводителем.
— Сейчас мяса нет, — говорит Алексей Аркадьевич. – Из Удмуртии звонили. Согласны по пять голов сразу вывозить от нас. Рад бы продать, но нечего. Поголовье надо увеличивать. Сбыт-то есть.
В хозяйстве Кудымова 200 голов скота: 30 полугерефордских бычков, коровы, 60 жеребят, лошади, свиньи. Они содержатся в теплом, построенном самим фермером, скотном дворе. Полугерефорды – собственного производства. В прошлом году Алексей Аркадьевич купил одного герефорда и скрестил с обычной буренкой.
— Коров у меня мало, чем мне их доить, я лучше помесное потомство получу, – рассказывает фермер. – В третьем поколении будут чистокровки.
Лошадей Алексей Аркадьевич завел давно. Два года назад ему удалось войти в краевую программу развития коневодства.
— У них себестоимость мяса получается ниже, наполовину с коровьего. Жеребенок за лето выгуливается, — объясняет фермер.
И со сбытом вопросов нет. Конина — мясо диетическое, на неё есть спрос. А конкуренция минимальна, сейчас мало кто занимается коневодством.
Со всем этим хозяйством Алексей Аркадьевич управляется со своей семьей: жена, двое сыновей, дочь, зять, невестки. Подрастают семеро внуков. Работников, говорит, днем с огнем не найдешь. После развала совхоза «Пожинский», где он сам работал механизатором, деревня «упала на стакан». Односельчане фермера живут, в основном, собирательством, ягодами-грибами. В страду, когда не хватает рабочих рук, не доищешься никого. Еще и потраву чинят, говорит фермер, но это, мол, мелочи. Главная проблема сейчас – это заросшие поля. Каждую пядь земли приходится отвоевывать. Алексей Аркадьевич обрабатывает более 500 гектар из взятой в аренду тысячи. Сеет зерновые, клевер и другие травы на корм скоту.
— Министр наш сельского хозяйства (Иван Огородов, прим. авт.) сказал, что корма купить можно. Как же, купить. Без своих кормов скот выращивать -никакого резона нет, мясо золотое будет, — Алексей Аркадьевич замолкает.
У него в хозяйстве полный парк сельхозтехники – тракторы, косилки, прессы для сенажа и так далее, и тому подобное. Два комбайна 1984 года и 1985 годов, которые он собирал по частям со всего района. Но среди всего этого нет того, чем можно было бы распахать заросли на корню.
— Мульчер нужен. Самый простой 1 миллион стоит. А если помощнее — до 10 миллионов. Он три метра забирает, все корни перерубит. Нам хотя бы один самый простенький на район взять. Министр обещал 50 на 50 вложится, в край от района заявка ушла, край денег не дал, — сетует фермер.
Причина отказа, как выясняется, в том, что мульчер не относится к сельхозтехнике. Он предназначен для измельчения древесины, пней и кустарника на корню.
— Раньше район помогал, выделял деньги на распашку, на ввод земель, а сейчас у нас в крае «погектаровка»: есть увеличение площадей, значит, дадут средства, — говорит Алексей Аркадьевич.
Самим фермерам мульчер не купить, а без него от зарослей не избавишься.
— У людей есть желание работать. Но вот, например, один в прошлом году выкосил, но не выкопал. У него снова под метр вымахали, плюнул и ушел в лес работать. Президент же говорил вернуть земли в оборот, но без помощи государства — не вернем, — мотает головой фермер. – А что государство, на нас 70 лет опыты ставили, сначала загнали в совхозы, потом разогнали. Тогда все отобрали у людей, и сейчас отобрали. Ведь могли же совхозную технику людям оставить. Все вытравили у людей. Все.
Нет, говорит, фермер хозяйской руки. Мог бы из молодых выйти толк. Дают им гранты по полтора миллиона.
— Ну, купит он на эти деньги трактор, пресс, косилку. Все. А надо еще скот взять, на что-то землю обрабатывать. Я считаю, что так только нищету разводят, — рассуждает Алексей Аркадьевич. – Вот в Финляндии, говорят, разумно устроено: один мясо ростит, второй телок доит, третий сеет. А мы так пока переругаемся все. Сознание еще не выросло.
Этой осенью Алексей Аркадьевич в составе делегации Пермского края побывал в Словакии. Аграрии и чиновники от сельского хозяйства ездили перенимать опыт. Вернулся домой фермер раздосадованным. Понятно, центральная Европа – климат другой. Понятно, Европа – тяжелый физический труд полностью механизирован. Непонятно, почему такая разница в отношении государств к селянам, к деревне.
— Коров доят три-четыре раза в сутки, а нас готовы день и ночь доить все кому не лень, — восклицает Алексей Аркадьевич и до этого немногословный разряжается гневной тирадой. — Все комиссии едут к нам, чтобы нас обобрать. В Словакии нету такого, у них все сделано для людей. Вот мясной цех, допустим, работает. Они сами решают, что им выпускать. Нет у них сертификации. А у нас на колбасу один сертификат, копти – опять сертификат, соли – сертификат. За все надо платить. А у них фермер молочный цех держит: тут ферма, через стенку танк с молоком, еще через стенку переработка. У нас бы за это сразу закрыли. Контроль там проще некуда: раз в 10 дней приходит проверяющий с флешкой, смотрит, чтобы главное температуру в пастеризаторе выдерживали. Если что — не наказывают, дают время на исправление. Не исправил, тебя закрыли, и ты уже не имеешь право открываться. А у нас приезжают — ищут, за что бы наказать. Россельхознадзор нынче нарисовал мне 5 тысяч за какую-то повилику. Я и не знал, что это сорняк. Она везде растет в Юрлинском районе. 2 квадратных метра у меня на территории нашли и наказали из-за того, что не выкашиваю эту траву-паразита. Я им говорю, вы же сами не проводите свои мероприятия. Не предупреждаете, не информируете. Вот кто тут паразит? Заставили ныне пожарную сигнализацию на пилораму поставить. Ладно, в школах и садиках она нужна. А на пилораме? Чтобы человек услышал, что что-то тут горит, и выбежал куда надо? Так бока же на пилораме открыты. Ну, ладно, 40 тысяч заплатил за сигнализацию, она через месяц вылетела. Мы словакам задавали вопрос, сколько стоит подсоединить электричество. Они нас не поняли: что сколько стоит? Говорят, нас подключат, а мы потом у них же ведь покупаем электроэнергию. А у нас всю страну за идиотов держат. Вот бы пришел электрик в магазин, а ему сказали, сначала заплати 100 тысяч, а потом ходи, хлеб у нас покупай. Так же за газ, за воду. Дурдом какой-то. Вот приходит ко мне человек мясо покупать, а ему говорю – заплати, а потом я тебе продам. Да он бы плюнул и послал меня. Кредиты в Словакии под 2 % дают. А у нас — 19, и еще называют это кредитом доверия. Это — кредит недоверия. Про солярку и говорить нечего. Цены как грибы растут, даже быстрее. Вот уже 34.70, в новом году до 50 рублей точно будет. А они все проверять едут и едут, работать кто будет?
Работать будет Кудымов. В администрацию района на днях пришла разнарядка: выдать столько –то грантов начинающим фермерам, сделать то и это и построить ферму на 200 голов. Кто займется фермой? Вся надежда, говорят в администрации, только на Кудымова Алексея Аркадьевича. Соль юрлинской земли.

Анастасия Хорошева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *