Могу научить, кто пожелает

Мастерица из Фадеево с 11 лет плетет кушаки

 

Кушаки бабушка Серафима ткёт на большом «половичном» станке, заправляет за раз по два изделия.

— Я в «Блюз» по заказу соткала кушак длиной 30 метров, да мастерица Татьяна Надымова выкупила штук 15 поясов. Ко мне когда-то даже из Свердловска приезжали обучаться мастерству плетения, —  рассказывает жительница д. Фадеево Серафима Шипицына, народная умелица по ткачеству.
Серафима Самсоновна с 11 лет умеет ткать кушаки и пояса. Этому ремеслу научила ее мама. Сейчас мастерице 78 лет, так что с годами она только совершенствует и оттачивает своё мастерство. Сколько всего наткала поясов — и не помнит, все их раздарила, распродала, на сегодня дома не осталось ни одного изделия. За станок ее посадила мама, показала различные узоры плетения, в основном, это традиционные коми-пермяцкие (перна, катша кок, радз), всего, говорит бабушка Серафима, испробовала около 20 узоров. При ткачестве они ровно ложатся на пояс, а потом ярким пятном выделяются на фоне белой рубахи или синего сарафана. Это сейчас кушаки и пояса в диковинку, многие видят их только в краеведческих музеях. По существу они там и сохранились. А в середине прошлого столетия кушаки и пояса еще были частью гардероба.

В середине прошлого столетия кушаки и пояса были частью гардероба.

По фотографиям можно определить, что мужики подпоясывали кушаками рубаху, а женщины тоненьким пояском (йи) обвязывали свои сарафаны. Вот и Серафима Самсоновна говорит, что ее сестра, выходя замуж, попросила ее наткать поясов, чтобы одарить ими на свадьбе новую родню. Девушка наткала покромок разных цветов, а со временем про ремесло забыла. Вышла замуж, родила троих сыновей, всю жизнь работала в колхозе. И в мыслях не было сидеть за станком, да и некогда было. Весь день на ногах, потом дома с детьми да со скотиной. И муж сварливый попался — все норовил сломать станки. Уж когда на пенсию вышла, вновь вернулась к ремеслу. Приехала как-то к ней сестра мужа, достает из кармана кусочки, изъеденные молью, мол, красоту такую испортила! Серафима, увидев тканый поясок, обмолвилась, что и она такие изделия умеет ткать. И тут же взялась ставить станок.
Кушаки бабушка Серафима ткёт на большом «половичном» станке, заправляет за раз по два изделия. А пояса — на швейке. Станка в данный момент в доме нет, стоит в разобранном виде на крыльце, изделий тоже. О том, что в доме живет мастерица, напоминают гвозди, забитые в стену, куда Серафима Самсоновна наматывает нити-основы. Живут вдвоем с мужем, он лежачий, за ним большой уход нужен, целыми днями от себя не отпускает: то печь просит затопить — холодно ему, то пить подать…После долгих уговоров бабушка из-за дивана достаёт заготовку —  незаконченный поясок длиной с метр.
—  Вот есть, только руки никак не доходят, день прибавится, может быть, начну тогда плести, — говорит бабушка Серафима. —  Терпение надо, глаза нужны, плохо стала видеть, и голова болит, нервничаю из-за мужа.
Справляться с трудностями помогают  сыновья. Мастерица известна не только в своем селе. За опытом к ней часто приходят школьники, но обучению мало кто поддается. Из местных учениц одна была способная, да и та, окончив школу, уехала, а из внучат никто не хочет перенять навыки. Приезжала к Серафиме Шипицыной народный мастер Прикамья Татьяна Надымова, она продала ей 15 плетеных изделий. По заказу Кудымкарского кафе наткала три кушака длиной по 10 метров. А три года назад к ней наведалась группа из Екатеринбурга. Обо всём расспросили, засняли на видео и уехали, теперь письма шлют, благодарят.
—  Обучить ещё смогу, только пожелает ли кто научиться плести кушаки да покромки? Сейчас это никому уже не нужно, —  машет рукой бабушка Серафима.
Вот так и умирает старинное ремесло. Учиться ему будет не у кого. А ведь раньше в каждом деревенском доме долгими зимними вечерами был слышен стук станков: чак, чак, чак…

Светлана Пигарева, г. Екатеринбург:
—  Мы познакомились с Серафимой Самсоновной Шипицыной в экспедиции. В доме у окна стоит ткацкий стан. Боковины его сделаны из комеля, то есть, они не составные, а цельные. А боковые круглые части навоя —  детали стана, которые крепятся сзади и на которые наматываются нити основы, —  не обработаны, это просто спилы березы, даже с берестой. От этого стан кажется древним-древним. Достался он бабушке Серафиме от ее мамы. На стане ткали и пояса, и узкие половики, и рушники. Бабушка ткет пояса, прибивая нить утка деревянным ножом, который сделал ей «старик». Когда она ткет, сидит на дощечке, которая положена на выступы боковин стана. На нем бабушка ткет кушаки, а покромки – на «палочке». Те, кто ткали пояса, наверняка сталкивались с трудностями, куда и как привязать нити основы пояса. Они же длинные. В домашних условиях обычно привязывают нити к батарее. Оказывается, у коми есть такое приспособление – оно очень простое, похоже на швейку или простую прялку: если описывать грубо – это палка,  прикрепленная к дощечке, на которой сидит мастерица. Мастерица привязывает смотанные нити основы к палке (к сожалению, мы не смогли получить названия и самого приспособления, и частей его) и выпускает столько, сколько необходимо для ткачества. Пояс, который ткет, она подтыкает к своему поясу. В итоге получается постоянное натяжение нитей основы.
Мы побыли у бабушки Серафимы полдня, купили у нее изделия и договорились об обучении наших мастериц. Бабушка поставила условия, чтобы мастерицы приехали только с коми – переводчиком. Все же сложно общаться без знания языка.

Ирина Дульцева.


Комментарии: