Воспоминания о войне живы до сих пор

Приближается 23 февраля — День защитника Отечества, а несколько дней назад, 15 февраля, вся страна вспоминала, как 25 лет назад советские войска были выведены из Афганистана. Повсюду отшумели памятные фестивали и мероприятия, а по центральному телевидению показали документальные фильмы  о том, как это было… Нам же удалось побеседовать с 61-летним Иваном Сысолетиным, жителем города и одним из первых участников военных действий того времени.
— Иван Васильевич,  расскажите, как все начиналось?
— Я попал в Афганистан  в период с 1979 по 1980 год, был там первым из Коми округа. Когда оказался в Афганистане, никто еще и не знал о вводе войск, а пробыл я чуть больше года. В тот момент мне было 26 лет, у меня уже была семья, сыну исполнилось всего 4 года. К тому времени за плечами было военное училище, служба и учения на полигонах, но то, что увидел в Афганистане — совсем другое. Выстрел мог прозвучать отовсюду. Конечно, мои родные переживали,  нам не разрешали писать домой.
— Для Вас это была первая война. Каково было находиться в такой ситуации?
— К состоянию, что с тобой может что-то случиться, — привыкаешь. Начинаешь сожалеть о том, что, может быть, больше не увидишь родных. Первый шок от гибели сослуживца я испытал после 12 дней нахождения  в Республике Афганистан:  мы потеряли 28-летнего капитана группы, на наших глазах он попал под обстрел. Хотя на тот период мы еще были советниками, обучали афганцев военным действиям. Иногда идешь к ним,  а они все обвешаны оружием, поэтому мысли разные были. С вводом войск — что уж скрывать! —  многие из них перебежали на сторону противника, поэтому пришлось создавать новую армию Афганистана. Но этого не получилось, и началась война с участием разных государств,   что и длится до сих пор.
—  Да, впечатления от той войны все еще живы…
— Это так… Если тогда  солдаты проигрывали сражение, то попадали в плен, а оттуда вообще можно было не выбраться. Однажды мы взяли местного паренька 13-14 лет, который убил 2-х человек прямым выстрелом в голову. Конечно, его передали местным властям,  но не факт, что он был наказан. Был случай, когда порядка 100 наших взяли в плен, и, чтобы их вернуть, поставили нереальные, невыполнимые условия. Когда они узнали о своем рабстве, то выбрали момент, когда   вокруг них было меньше охраны,  и смогли захватить базу и склад с оружием. Тот бой шел с утра до вечера, все пленные погибли. Вспоминая это, я хочу сказать о воинском духе этих людей, об их героизме. Помните крейсер «Варяг»? А этот случай еще похлеще — погибли все до одного. Было и такое, что туда отправляли парней почти со школьной скамьи.
— И как молодые люди выживали, сумели ли после войны реабилитироваться в обществе?
— Представьте, что в школе они научились стрелять из винтовки и знали полосу препятствий. И внезапно попадали в кромешный ад войны — таким парням могли помочь только старослужащие. В боях молодые забывали, что у них есть автоматы,  многие просто не смогли адаптироваться. Им не исполнилось и 20-ти лет, а они получали ранения и контузию,  поражение ЦНС разной степени. Часто, когда молодые парни возвращались из Афганистана, они не сразу могли привыкнуть к мирной жизни. Так случилось, что у меня самого в 1980-м году произошла контузия, и  я продолжил  службу на оборонном предприятии.
— Что Вы испытали, когда узнали о выводе войск?
— Когда шла война, я реально понимал, что это такое. 10 лет страна жила в напряжении, и когда объявили о выводе войск, многие наверняка это почувствовали — как будто глыбу скинули с плеч. К примеру, мой отец сам был участником ВОВ, и когда я был на войне, волновался немало — понимал, что такое война.  Для России это была одна из самых продолжительных войн. Интенсивность боев, и количество наград, и живых свидетелей говорит о многом.
— И напоследок, как Вы считаете, Иван Васильевич, перспективна ли сейчас служба в армии? Почему некоторые призывники, несмотря на возрастающий престиж службы, стараются «откосить»?
— Перспектива службы в армии есть: юноши могут получить профессию и продвижение по званию. Но дело в том, что в школах недостаточно внимания уделяется военно-патриотическому воспитанию, даже уголки не везде есть. При всем этом в 90-е годы армия была не в лучшем состоянии, да и зарплату часто задерживали. Поэтому кадры, прошедшие боевой путь, уходили, и это сказалось.
Общество воинов-афганцев «Шурави», которое действует  в Кудымкаре в последние годы, старается восполнить этот пробел, проводит встречи со школьниками, фестивали, праздники, где рассказывает, что такое Армия, что такое война. У Ивана Васильевича от той войны остался орден Красной Звезды, есть и другие награды. Есть, о чем рассказать, в 1995 году  он еще несколько месяцев провел  в Чечне.
P.S. Путь афганской  войны из Кудымкара прошли  63 человека. Не вернулись обратно 14 человек, многие погибли после возвращения, не сумев адаптироваться. Война не пощадила никого. Однако самые ярые афганцы  приглашают русских солдат, ветеранов и офицеров в свою страну — посетить места боев, поговорить о былом…

Марина Отинова.


Комментарии: