Как араба в Коми округе в баню водили да пистиками кормили

Есть у меня друг Санька из Перми – страстный коллекционер и великий путешественник. Объездил пол-России, повидал Крым, Кавказ, Белоруссию. В этом году пешком сходил в Турцию. Часами готов рассказывать о своих приключениях. Лет пять назад приезжал в гости к нам в Кудымкар. А какие в Кудымкаре развлечения, да ещё если живёшь в частном доме без центрального отопления и с удобствами во дворе? Дрова поколоть да в гости сходить. И в баню. Для нас – ничего интересного. Но ему, городскому, который сроду топора в руках не держал и берёзового веника не видел, такая программа безумно понравилась, хоть в бане он с непривычки передвигался только на четвереньках. Домой Санька увёз массу новых впечатлений и селфи на фоне нашей полудикой жизни и пейзажей с ёлочками.

В конце прошлого года звонит мне Санька. Мол, такое дело, познакомился с арабом. Зовут его почти как старика Хоттабыча – Абдурахман. «Хоттабычу» двадцать с хвостиком, приехал в Пермь учиться. Интересуется русской культурой, облазил половину церквей в краевом центре и хочет увидеть русскую деревню. Тут Санька сразу вспомнил про меня, про деревянный дом с русской печкой и про баню с вениками.

Договорились привезти студента на новогодние праздники. С меня дрова, музей, баня и пироги с пистиками.

ВЭЛКАМ!

Приехали гости под Рождество. В кафе за пирогами с пистиками и облепиховым чаем заморский гость рассказал о себе. Родом он из Сирии, но ещё до начала гражданской войны его семья переехала в Дубай. У него 4 брата, у каждого свой бизнес. Чтоб не отставать от братьев, Абдурахман решил получить высшее образование в Европе. Сначала хотел учиться в Финляндии, но лет пять назад там тоже ввели плату за обучение. Недорогой альтернативой стал недавно открывшийся в Перми филиал Высшей школы экономики.

ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР!

Отправляясь в Россию, Абдурахман был уверен, что будет учиться на английском языке. Но оказалось, в Перми не то что преподавания на английском языке нет – тут на английском почти никто не говорит. Сириец взялся учить русский и уже может объясниться – на уровне «Здравствуйте», «Дайте, пожалуйста, салфетку» и «Спасибо».

СТОПКА ОТ ПУШКИНА

У «вышки» новое, удобное общежитие. Но его жильцы ничем не интересуются и никуда не ходят. Зато найти комнату, в которой пьют и присоединиться к общему веселью, можно всегда.

– Знаете, – спрашивает, – как меня один раз заставили выпить водки? Пришли два студента, говорят, – Давай выпьем. Я отказался. Один говорит: – Давай так: если ты выпьешь, я тебе стишок про водку расскажу.

– Ладно, я выпил стопку. А он, наверное, потомок Пушкина или другого вашего писателя. Такую оду рассказал! Там было что-то типа «водка – это напиток, данный небесами, подарок богов, чтоб люди могли забыть печали и горести» и дальше в том же духе.

КУЛЬТУРНЫЙ ОТДЫХ

Компанию Абдурахману студенты составить не хотят, поэтому по Перми он гуляет один. Интересуется русской культурой. Облазил почти все пермские храмы, ходил в филармонию, был в Хохловке. Давно мечтал побывать в русской деревне. И тут познакомился с Санькой. Дальше вы знаете – звонок, дрова, баня, пирожки с пистиками.

Вместо закрытого в те дни краеведческого музея сводили араба в Этнокультурный центр. Показали музей льна, набойку, глиняные игрушки и другие гончарные изделия. А вот ковроткачеством Абдурахмана не удивишь, ведь в Сирии – сотни ковроткацких фабрик. Старинные инструменты, дубасы, береста и лапти его заинтересовали больше.

ВКУС К ЖИЗНИ

Из Этноцентра мы шли обычным по нашим меркам шагом. В районе автовокзала, откуда открывался вид на Юрино, гость нас притормозил.:

– Простите, мы куда-то спешим? Пойдём медленнее? Тут такой замечательный вид!

Южанин вообще не спешит, ходит медленно, смакуя каждый шаг. И не только шаг.

– Простите, я очень люблю сладкое, – смущённо улыбнулся он на кассе магазина, держа в руках тортик и коробочку арахиса в карамельной глазури. Торта с белковым кремом ему хватило на два раза. Присел вечером за стол и, и, как домовёнок Кузя из мультфильма, в два присеста «уговорил» его большой ложкой. Мы над ним похохотали и битых два часа рассказывали про домовёнка Кузю, про домовых-суседку и прочую местную нечисть.

В Коми округе Абдурахман первый раз в жизни увидел русскую печку. Но спать на ней побоялся. На полатях тоже – крыша близко и «давит».

САМИ С УСАМИ

Зато испытание русской баней прошёл достойно. Арабы к жаре привычные. Правда, шёл Абдурахман в баню осторожно – сначала заглянул, вернулся в дом, минут пять посидел. Вернулся, разделся до трусов, поверх них зачем-то обмотался полотенцем.

– Не пугайтесь, – говорит, – я очень волосатый. – Арабы все волосатые.

– Хм, напугал. Мы и сами с волосами – ухмыльнулись мы с Санькой. И двумя вениками обработали его по всей науке под лекцию о пользе русской бани. Во время «крещения» вениками Абдурахман получил от нас русское имя Алексей и теперь считается своим.

ПИРОЖОК СО СЛОВАРЁМ

После бани Алексей воздал должное уральским пельмешкам, заценил газировку «Байкал», иван-чай и наливку из черноплодки. Как объяснить иностранцу, что такое черноплодная рябина? Оказалось, по английски она называется black chokeberry, пистик – horsetail (лошадиный хвост), а пикан называется gout-weed (трава от подагры), bishop’s weed (трава епископа) или ground elder (земляная бузина).

Алексею было интересно всё. Он успешно ворочал ухватом в печке. По дому ходил в валенках. Колол дрова. По чурке попал с четвёртого раза, отколол небольшую щепку и решил бросить это опасное занятие.

А КАК У ВАС?

Интересовался, как у нас живут люди, чем занимаются и сколько зарабатывают. Сколько стоит снять комнату и сколько стоит купить здесь дом. Оказалось, по цене однокомнатной квартиры в Кудымкаре в Дубае можно только снять комнату на 1 месяц. Зато в Сирии, говорит, выпускникам вузов – учителям, полицейским, врачам – государство даёт денег на постройку дома и через 5 лет, если они работают по полученной специальности, дом переходит в их собственность. Здравоохранение и образование бесплатные. Мандарины и персики растут прямо на улице. Вся страна зелёная, и повсюду фермы. Воду и электричество государство проводит людям бесплатно. И потом за них тоже платить не надо. Даже сейчас. У него вся родня в Алеппо. Никуда не уезжали. А вот из миллионов беженцев возвращаются в Сирию в основном из Турции. В Евросоюзе же можно худо-бедно прожить на пособие беженца, не возвращаясь на родину, где у многих – ни жилья, ни работы. И нравы в Европе свободнее, чем в Сирии. Там, конечно, не Эмираты, где женщины ходят в парандже, но тоже строго. Например, в провинции жена без мужа из дому не выходит. И на работу не ходит. Сидит дома, воспитывает детей, ведёт хозяйство. В больших городах, женщины, особенно молодёжь, свободно работают и ходят куда хотят.

ВПЕЧАТЛЕНИЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

Уезжая, Алексей-Абдурахман поделился впечатлениями:

– Даже не хочется возвращаться в Пермь. Там люди грустные, хмурые, всегда спешат и вечно заняты. А у вас люди приветливые и улыбчивые. Гостеприимные, угощают гостя всем, что есть. Готовы последним куском хлеба поделиться. У меня впечатлений – на всю жизнь. Вернусь домой – в газету напишу.

Николай Петров

Имена героев публикации изменены