«Лишние»люди выживают в глухой деревне Юсьвинского района

Приют «Рассвет», из деревни Афонино Юсьвинского района не сходит с экранов центральных телеканалов. То хозяйка самодеятельного приюта Валентина Овчинникова появится в передаче у Андрея Малахова, то у Александра Гордона. После эфира у Малахова в стране нашлось немало желающих помочь постояльцам «Рассвета», а вот Гордон заявил Валентине Павловне, что она садистка и над людьми издевается. Власти то хвалят и грамотами награждают, то нагрянут с проверками и часть постояльцев вывезут.

Чтоб разобраться в ситуации, мы напросились в гости к Валентине Павловне и её друзьям.

 

ДЕРЕВНЯ-МУЗЕЙ

Афонино – деревня «с историей». Воспитанники Валентины Павловны помогают ей эту историю сохранять. Почти на каждом доме – мемориальная табличка. Всего в деревне было 86 домов. Семьи в основном были многодетные.

– Я хотела сделать деревню-музей, но после передачи Гордона у меня всё желание пропало. Ничего, сейчас я силы восстановлю.

Почему я не уезжаю отсюда? Потому что здесь моя родина. Я помню, какие здесь были раньше широкие поля, здесь выращивали лён. А какие были люди! Ударники, герои социалистического труда, мастера спорта!

– Здесь жил художник Иван Крохалев, здесь – Клавдия Анатольевна. Во время землетрясения в Крымске она, сама инвалид, людей спасала. А сама не получила ни жилья, ничего, потому что в Крымске не была прописана. А вот тут в доме сгорели девочка Люба, ей было два года, и бабушка Тася. Я тут сажаю цветы или ставлю искусственные – как напоминание о той трагедии – рассказывает хозяйка.

– Вот тут жил кузнец Иона Данилович. Он всегда мечтал: «Коль неба, то синего, солнца – горячего! Ветра – попутного! Друга – верного! Афонинскую дорогу – широкую, гравийную!» Такое же желание у меня, чтоб до нашей деревни довели «дорогу жизни и смерти», как я её называю. Сейчас зима, можно хоть на снегоходе доехать, а в другое время – не проехать. Дорогу нам обещали, но обещанного три года ждут, а у нас уже пять лет прошло. Но я не отчаиваюсь. Ведь даже Следственный комитет, который проводил проверку, написал письмо губернатору Максиму Решетникову, чтоб нам сделали дорогу.

 

ПОЧУВСТВОВАТЬ НА СЕБЕ

В апреле будет 15 лет как я вернулась сюда. – рассказывает Валентина Павловна. До этого с 1969 года работала в Архангельской школе, сначала директором, потом завучем. Кабинет биологии у нас был один из лучших в округе, дважды мы с экологическим отрядом ЭРОН – «Энергичные ребята особого назначения» – занимали первые места на краевых и окружных соревнованиях «Экологическая тропа». Драмкружок и овощеводческая бригада Архангельской школы также были одними из лучших в области. Видимо, из зависти меня уволили, не дав доработать до пенсии три месяца с небольшим.

 

Люди попадают сюда, очутившись в трудной жизненной ситуации. Кто-то после тюрьмы, у кого-то дома нет – например, сироты, которых обманули с жильём. Раньше в районе было два дома престарелых – в Пожве и Купросе. Их потом закрыли и одиноким старикам из деревень идти стало некуда. В Дом престарелых принимают с большой пенсией, а мы пенсию не считаем. Раз позвонили – в Юрино человек жил три месяца в кустах. Снег уже пошёл, дождь. Мы не стали раздумывать, поехали и забрали. Почему я сочувствую этим людям? Потому что я сама прошла все унижения: голод, холод – с восемью детьми на руках, многие из которых – отказники. На работу не брали, потом мама умерла, бывало, мои дети не видели хлеба по две недели. Поэтому не могу отказать людям, которые нуждаются в помощи.

Коммунары живут в трёх домах. Все их ремонтировали своими руками. Вот этот заброшенный дом мы восстановили за три месяца. Предыдущий хозяин продал нам его за 35 тысяч. Печка была разобрана полностью. Раньше домов было шесть, но многих, в основном лежачих больных, органы соцзащиты вывезли.

 

ДОМ-1

– В каждом доме у нас баня. Тут в бане печка не обычная, из дисков, а фабричная, с с камнями. Здесь постирать можно. У нас есть лежачие больные, они часто под себя ходят, поэтому Эдик через день, через два стирает – рассказывает хозяйка.

 

ЭДИК

Эдик Тетерлев – молодой парень, сирота. Нам позвонили из колонии в Соликамске, сообщили, что идти ему некуда. Теперь он старший по дому.

– Сам я из Кочёво, вырос у бабушки, родителей-то нет. Жил в Кунгуре, попал в тюрьму. Пока сидел, сестра дом продала. В колонии перед освобождением меня спросили:

– Куда поедешь?

Говорю: – Не знаю. Сестра дом продала. Идти было некуда, отправили сюда. Пока добирался, меня избили, ограбили.

Обязанностей у Эдика как у старшего по дому хватает: он ухаживает за остальными домашними, убирает, стирает, глядит, чтоб им было тепло, кормит. В день нашего визита в меню были суп и блины.

– Живёте дружно, ругаться не приходится?

– А что с ними ругаться, они не шумят, целый день молчат, телевизор смотрят – отвечает Эдик.

На смену Эдику приедет Коля. Будут работать по очереди – неделю один, неделю другой. А Эдика, если будет хорошо себя вести, хозяйка отправит на вахту работать.

– С теми, кто мирно жить не хочет, Валентина Павловна работает по-своему: например, «понижает в чинах». Бывает, что и выгонять приходится. Побродит бузотёр два-три дня да и образумится – идти-то ему некуда. Возвращается обратно, просит прощения у сердобольной «мамы». Как правило, Валентина Павловна прощает всех.

 

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ

Один из подопечных Эдика – Николай Трифанов, труженик с 40-летним стажем. 19 ноября ему исполнилось 80 лет. Он совсем не видит, хотя за всю жизнь ни разу не лежал в больнице. Настолько не привык к докторам, что когда всё же попал на обследование, две недели жаловался на то, что у него взяли кровь из вены. Сейчас хозяйка хлопочет о том, чтоб оформить Николаю Ивановичу инвалидность, ведь сегодня его пенсия со всеми надбавками – около 10 тысяч рублей. В Афонино Николай Иванович считается старожилом. он живёт тут уже девять лет. И это не предел. Есть в семье и те, кто живёт здесь уже 12 лет.

 

АНАТОЛИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Анатолий Тарасов — здесь всего полгода. Он почти не слышит. В деревню его привезла дочь, с которой они перестали находить общий язык. Анатолий Васильевич страдает бронхитом – даёт о себе знать многолетний стаж курильщика.

– Каждую неделю к нам приходит доктор Марина. Если нужно, вызываем её экстренно. А скоро повезём всех на флюорографию.

 

 

ДЯДЯ ВАНЯ

Дядя Ваня – Иван Якимов родом из деревни Тукачёво. Он тоже работал в лесу, бригадиром вальщиков. Его сноха взяла кредит на 300 тысяч, купила машину, а мужа с тестем через суд выписала из дома, отобрав у них всё до нитки. Теперь она катается на белой «Шевроле Ниве», а Иван Филиппович выплачивает за неё кредит. Два месяца помыкавшись без средств к существованию, Иван приехал в Афонино вместе с женой. Тяжелобольная супруга скончалась, а он остался. Иван Филиппович еле ходит – ноги уже не те. После инсульта правая сторона толком не работает. Для развлечения целый день смотрит телевизор.

ОБ УДОБСТВАХ И ДОВЕРИИ

–Здесь тепло, кормят, в бане моют, стирают. Рядом с ними всегда есть человек, который за ними смотрит, исполняет их просьбы. Неужели лучше, чтобы они остались жить на улице? – говорит «Мать Тереза».

Связь между домами поддерживают по сотовой связи. В каждом доме есть мобильник, с которого можно позвонить родным и близким. Анатолий часто звонит брату. Всю мебель принесли добрые люди.

– Отмечаем дни рождения, дарим подарки – в меру возможностей, например, торт и полотенце или ещё какую-нибудь нужную вещь.

– Я очень благодарна людям, которые нас не бросили в трудную минуту, которые до конца верят мне, а не таким, как Гордон, который слышал звон, да не знает где он, – говорит Валентина Павловна.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

За проведённый в Афонино день материала было собрано немало. В следующих выпусках ждите подробный рассказ о судьбах афонинцев, у каждого из которых не жизнь, а целая «Санта Барбара».

Автор: Николай Петров

Фото автора