Жительница Коми округа пишет третью книгу про свою малую родину

Бывший директор школы, рыбачка и охотница пишет третью книгу про свою малую родину

Живет Надежда Златина в гармонии с природой в самой северной точке Коми округа – п. Жемчужный (Мысы). Она и заядлая рыбачка, и меткая охотница. Выйдя на пенсию с директорского поста, начала писать воспоминания про своих односельчан, сказки и зарисовки про родную природу. Из-под её пера вышли уже две книги. Сейчас пишет третью.

В Мысовской стороне удивительные места. По легенде, именно здесь родина Перы-богатыря и его брата Мизи. В д. Сойга, что в километре от Жемчужного, есть даже камень, который Пера кинул за пять километров из своей деревни Мэдгорт. И диалект у мысовлян свой – мысовско-лупьинский. Но не только из-за этих особенностей Надежда Златина прикипела душой к тайге и реке Лупье.

– Для меня здесь нет чудес, это моя родина, — считает Надежда Прокопьевна. – Я здесь родилась, выросла, всю жизнь проработала. Здесь похоронены мои родители. Всё это для меня дорого.

Ни один день у женщины не обходится без рыбалки, а в сезон охоты – без похода в лес с ружьем. Научили её этим ремеслам бабушка Пулкерья Егоровна и дядя Иван.

– С бабушкой с детства ходила рыбачить на Лупью, – рассказывает Надежда Прокопьевна. – Во время войны кушать было нечего, семью надо было кормить, вот она и пристрастилась к рыбалке. Пасла в деревне овец. Пока овцы гуляют, она рыбачит. Когда мы подросли, она нас стала водить. Рыбачили на вугырбедь (удочка). Длинная палка, леска и поплавок – всё как положено.

Сегодня у Надежды современные снасти, но настоящий рыбак должен обладать еще сноровкой и ловкостью, чтобы трофея достать из лунки. Попадались на её удочку и шестикилограммовые щуки, и добротные лещи.
А охотиться Надежду научил дядя Иван.

– Я за ним бегала и научилась. Умирая, дядя мне сказал: «Пока можешь, пока ноги ходят, не бросай мои угодья. Ходи, кусок мяса все равно да попадется». Так и хожу по сей день, за три-четыре километра. Силки ставлю на рябчиков, чӧс (хлопушки) на зверей. Зимой только на зайца хожу. Хотя встречаются и лоси, и медведи.
С медведями у Надежды случались разные истории.

– Первый раз я медвежонка встретила возле деревни лет шесть тому назад, – рассказывает женщина. – Дело было в июне. Иду утром в пятом часу с рыбалки, смотрю, пень стоит черный. Ну, думаю, вчера пня не было, сегодня какой-то пень появился. А дядя меня учил, что надо оглядываться кругом, мол, глазами за 60 метров должна видеть, ушами за 60 метров должна слышать. Потому что ружье, каким охотники пользуются у нас в деревне, за 60 метров бьет пулей. И я соблюдаю эти правила. До этого «пня» метров 15 оставалось, смотрю, зашевелился. Это оказался медвежонок. А рядом небольшой муравейник. Он сидит на задних лапках, в муравейник лапу засунет, оближет. Я остановилась. Дядя же говорил, если увидел зверя, нельзя бежать. Побежишь –он за тобой побежит. Я встала, смотрю, куда идти дальше. Он посмотрел на меня, почесал за ухом и тихонько в лес зашел. Значит, рядом медведица была. Если бы я побежала, она бы вышла и за мной побежала. Видит, что человек не наносит вреда, зачем будет выходить?

А однажды в лесу медвежонок сломал Надежде очки.

– Пошли как-то с соседкой за черникой. Смотрю, следы видны и отходы черничные. Соседка говорит, мол, смотри, медведь ходил. А я говорю, пусть, мы ведь его не тронем, мы себе ходим, он – себе. Хожу-хожу, смотрю, щенок, думаю, чей-то заблудился. Разглядела — медвежонок. Я испугалась, очки в руках держу, хотела еще погладить, он мне «хрясь» по руке, очки сломались. А сам побежал в сторону леса.

Научил дядя Иван племянницу не только охотничьим премудростям, но и как вести себя на природе.

– Когда дядя по лесу шел, никогда не курил. Дойдет до определенного места, сядет на пень, выгребет место, костерчик сделает, чай вскипятит, покурит. Будет уходить, это всё зальет, обратно закроет, чтобы пожара не было. Дальше пойдет. Сейчас люди не берегут природу.

Огорчает Надежду Прокопьевну то, что лес вырубают, губят, а из-за этого река совсем обмельчала, засыхает на глазах, покрывается тиной. А из-за тины рыбе нечем дышать, кислорода поступает мало, и рыба умирает. И то, что током рыбачат, хотят выловить больше. Что охотники плохо следят за своими петлями, гноят зверей.
Сокрушается женщина, что родной поселок Жемчужный вымирает, в школе осталось всего 15 учеников, дошкольников уже нет. А ведь в хорошие времена обучалось более 200 человек, в две смены. Сейчас в п. Жемчужный вместе с окрестными деревнями Сойга, Мысы и Конопля проживают чуть больше 100 человек. В 70-ых годах прошлого столетия было более 700 человек. Со временем леспромхоза не стало, люди стали уезжать кто-куда. А Надежда все еще надеется, что случится чудо.

– Ведь как дядя Иван говорил: «Деревня вымирает, но мы не умрем!»
Если не наяву, то хотя бы в её книгах останется жизнь деревни Мысы и односельчан, большинства из которых уже нет рядом.

– Я хоть память после себя оставлю. Пусть люди читают, пользуются, – говорит Надежда Прокопьевна.

Информация и фото: Министерство по делам КПО