Нужна объективность

Николай Иванович Баяндин, ветеран педагогического труда, г. Кудымкар:

20 декабря 2017 года в 14 часов по 1-ой программе Центрального телевидения шла передача «О приюте» для пожилых, немощных, а также бродяг, бомжей и прочих опустившихся в дер. Афонино Юсьвинского района. Ведущий передачи А. Гордон. Обсуждался вопрос о содержании и нарушениях в данном частном общежитии. Как говорится, бог с ним, это вопрос не моего суждения, как там было, и как обстоит дело сейчас, пусть решают власти. Мой вопрос в том, а знают ли наши товарищи из радетелей коми-пермяцкого языка, литературы, а также культуры коми-пермяков в далёком прошлом, недалёком прошлом и настоящем, т. е. из всех периодов становления и развития этого малого народа, самой истории возникновения, становления и развития коми-пермяцкого народа. Это относится в основном к работникам окружного Этнокультурного центра, которые занимаются этими вопросами, и я хочу, чтобы на это обратили внимание работники окружного краеведческого музея им. П. И. Субботина-Пермяка и убедились в моих доводах и замечаниях.

Дело вот в чём. Когда смотришь телепередачи о жизни и быте, обычаях коми-пермяков, то не всё в полной мере соответствует действительности, кое-что искажено, приукрашено, недоработано, выдумано современными самодеятельными авторами – изобретателями из жизни коми-пермяков, а другие берут это «напрокат», внедрив в обряд, в моду, в обычай, «присваивая», не согласовав, не посоветовавшись ни с кем, чего не было у этого народа ни в какие времена. Пусть меня простят за прямоту и открытость моих суждений, но это факт!

Посмотрел эту телепередачу об Афонинском приюте, мне сразу бросились в глаза внешность человека и какой-то «аксельбант» на голове хозяйки этого приюта, похожего на какой-то то ли из жизни и обычаев народов тундры Севера: чукч, эскимосов, якутов, – то ли древних дикарей африканских джунглей и саванов. Кто был её советчиком? Я был ошарашен увиденным. Наша коми-пермячка, прибыв в таком виде, в таком одеянии, перед аудиторией, действительно, представила какой-то забитый, отсталый дикий народ: лицо прикрыто, обвешано какими-то безделушками и со стороны можно подумать, что это действительно из какого-то дикого племени. Это для нас, коми-пермяков, унизительно и оскорбительно. Я был доведён до отчаяния, ибо мы, наша нация – это действительно современные дикари. Да и видно, какое отношение было к ней, как к главному герою передачи, как со стороны присутствующих, так и ведущего. Даже как-то странно было воспринимать такой вопрос со стороны ведущего Гордона: «А вы были замужем?» Не знаю, к чему такой пренебрежительный вопрос, но факт. Она, действительно, выглядела мышкой, загнанной в угол, и это всё из-за её «интеллигентности» и какой-то нерешительности в ответах.

Я был возмущён увиденным и услышанным до глубины души! Хочу сказать откровенно, как старый, пожилой, бывший деревенский человек, росший в окружении очень глубоких старцев, среди людей прошлых поколений, но такой «модой» из берёсты с различными висячими штучками никогда в наших краях ни «древние» бабушки, ни молодушки себя не украшали, и кроме шамшуры, которую уже и то не носили бабушки. Я больше ничего не встречал. И даже среди музейных экспонатов прежних времён, кроме шамшуры и кокошника, тоже ничего нет. Поэтому стоит ли заниматься выдумкой, «изобретательностью» чего-то нового из жизни и быта моего народа? Да ещё наряжаясь не существовавшими атрибутами, выходить на сцену во время концертов или спектаклей и даже с выездами за пределы округа! Не позорьте и не унижайте себя и весь коми-пермяцкий народ такой «самодеятельностью», не придумывайте, не «конструируйте» то, чего не было, а лучше сходите в музей и посмотрите там, как и что было.

Да, нас – коренных жителей Урала, Зауралья и даже Сибири, – где проживали когда-то компактно коми-пермяки, но затем выродившиеся, смешавшиеся и обрусевшие, знают мало. Даже почти не знают, но топонимика сохранилась, как и у нас в Пермском крае за пределами округа (Сылва, Сюзьва, Нытва, Лысьва, Яйва и т. д). Я в этом убедился сам, бывая в Свердловской области и даже в Сибири. Подобную неловкость мне пришлось испытать в 1957 году, будучи солдатом срочной службы, когда меня, служившего в авиачасти на окраине Москвы, в апреле, ко дню рождения В. И. Ленина, принимали в комсомол. Меня попросили рассказать свою автобиографию. Я осмелился сказать, что по национальности я коми-пермяк. Все ребята ужаснулись и сразу же задали вопрос: «А у вас там ездят на собаках и оленях?» Мне стало как-то неловко, неудобно, не по себе, даже стыдно, как будто я действительно из какого-то дикого племени. До этого момента даже не подозревали, что я какой-то нерусский, хотя подводил акцент, окающий говор, и думали, что я вятский или горьковский. Тем более, годичную авиашколу я закончил с отличием, и по моему прибытию в авиаэскадрилью все знали, что я буду неплохим авиаспециалистом (документ сохранился). Я просто отвечал, что я с Урала, Молотовская область. А моих солдат-сослуживцев было отовсюду, со всего Союза. Конечно, после этого ничего не изменилось в наших отношениях, как были друзьями, так и остались до конца службы, даже после демобилизации переписывались на гражданке.

Это я говорю к тому, что, когда люди не знают о происхождении человека, к нему отношение безразличное, как обычно ко всем, но если он чем-то, по каким-либо признакам, отличается от окружающих, то о такой личности складывается какое-то иное впечатление, мнение, отношение, так и в вышеописанном случае на московской телепередаче. Не будь у неё, этой женщины приятной внешности (а я с ней встречался ранее), на голове такого атрибута, то отношение к ней было бы иное, а не как к представителю какого-то отсталого народа, племени. Хотя человека судят не только по одёжке, но и по его делам!

Далее я хочу коснуться такого музыкального инструмента, как пöляны. Не знаю, может, где-то и когда-то играли на таких самоделках. Ну, скажем, может быть, где-то в глубинке, в северных районах округа. Им виднее. Но могу с уверенностью сказать, что я нигде в своей жизни такого инструмента в наших краях не встречал, чтобы ещё под эту «дудку» в деревнях пели и плясали. Хотя некоторые парни и даже мужики во время сенокоса на лугах от безделья во время обеденного перерыва (павжун) из трубчатых растений делали свистульки типа «свирели», но они в моду не вошли, т. к. возможности исполнения на них были ограничены. Обычно бабушки пели в праздники или на именинах протяжные старинные песни без всякого музыкального сопровождения, ну, а при наличии гармони «венка» или «тальянка», молодушки и постарше пели частушки и плясали «русского», «Барыню», «Кыдз ме кöдзи да кöдзыштi ленок», «Калинка, калинка моя» и т. д. Пляску «тупи-тап» тоже не встречал нигде. Это всё современная самодельщина, чья-то выдумка, но не из «глубокой старины далёкой».

Особо хочу коснуться такого обряда жертвоприношения, якобы языческого, когда-то существовавшего у кочёвских коми-пермяков, как «Быкобой», возрождённого его в Большой Коче как праздник и освещённого кинодокументалистом Анатолием Балуевым. Когда я увидел первые кадры этого творения, у меня возникло такое чувство возмущения, негодования и недоумения: неужели человек может так грубо, жестоко, бесчеловечно на всеобщее обозрение обращаться с живым существом, за которым он сам же ухаживал, кормил, поил, вырастил? Если и где-то, когда-то такое бывало по слухам ОБС (одна бабушка сказала), то стоило ли проводить такой показ – эксперимент публично в присутствии огромного количества людей, особенно молодых и детей, которые увидели впервые в жизни такую жуткую картину насилия над живым существом. Тут и разделка туши, море крови, умывание ею и какое-то обжорство. Какая радость, удовольствие и веселье… Жутко! Это дикарство! Вот тебе любовь и гуманность к братьям нашим меньшим, которое мы пытаемся привить нашим детям с малых лет! О таких обрядах ни от дедушек, ни от бабушек мне слышать не приходилось. Я до конца посмотреть всю эту жуткую картину не смог, не выдержали нервы. Отвратительно, бесчеловечно, кощунственно! Даже некоторые хозяйки не выдерживали этого момента и уходили прочь, когда валили и резали скот, чтобы не видеть и не слышать вой и жалобный стон животного. Стоило ли выставлять эту картину на всеобщее обозрение на экраны нашему Министерству культуры? Вот откуда проявление жестокости среди молодёжи не только по отношению к живым существам, но и по отношению друг к другу при различных разборках и даже без, просто так, что наблюдаем даже среди несовершеннолетних девочек, не говоря уже о мальчиках. Подумайте, уважаемые граждане, разумны ли такие показухи! Стоит ли возрождать такие обряды – нечеловеческие, изуверские методы расправы над животными – напоказ, якобы где-то, когда-то встречавшиеся. Ради чего? Вот удовольствие! Если жители этих мест, где проводился этот «спектакль», искренне убеждены в необходимости проводить такие «праздники», то с точки зрения религии и божества необходима ли такая кровавая жертва Богу с таким насилием лишения живого существа жизни? Наверно, в Библии едва ли такой постулат существует! Я с ней не знаком, не читал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *